апрель-май 2009 года
КОНКУРС ПЬЕС
Драматург

Григорий Егоркин
ЖАЛКО СОЖЖЁННУЮ
ЗАЖИВО ЖАННУ
Трёхуровневая аркада для начинающих
Действующие лица
ТОРПЕДА – десятиклассница
КСЮША – ученица девятого класса
СУЛАМИФЬ КАРИМОВНА (СуКа) – завуч школы

Над тёмной сценой долго и протяжно звучит не то визг, не то плач. Надрывный, пронзительный, бьющий по ушам и по нервам. Постепенно он затухает. Откуда-то из чёрной глубины доносятся голоса невидимых нам малышей-первоклашек: «Он снова пищит… Это котёнок, наверное… Нет, это щенок, я точно знаю, что щенок… Он там, внизу, в дырке… Он кого-то зовёт… Плачет… Ему холодно… Ему страшно в туалете…». Их прерывает строгий учительский окрик: «Дети, в класс! Да, там котёнок, он случайно упал. Идите в класс и ничего не бойтесь, его достанут. Его обязательно спасут. В класс, быстренько в класс!»

Уровень первый

Сцена освещается. На ней – фрагмент школьного коридора. Перед дверью с табличкой «Завуч» томятся в ожидании Ксюша и Торпеда. Ксюша сидит на подоконнике, болтает ногами, жуёт жвачку, ощипывает и без того убогую школьную герань. Торпеда стоит рядом, сосредоточенно играет на мобильнике в какую-то игру.

ТОРПЕДА (глядя в телефон, отчётливо, с расстановкой). Жалко сожжённую заживо Жанну… Жалко сожжённую заживо Жанну… Жалко сожжённую жажи… Тьфу!.. Жалко жожоную… Ну, давай, не тормози! Ну, прыгай!.. Чё, ссышь, принц штопаный? Или жопа тяжёлая? Всего два облака осталось… Ба-ллин!..

                                    (раздражённо швыряет трубку в сумку)

КСЮША. Чё, опять?

ТОРПЕДА. Не опять, а снова… Прикинь: неделю уже этот уровень пройти не могу. Задолбалась ваще…

КСЮША. А ты джойстик придерживаешь?

ТОРПЕДА. Нафига?

КСЮША. Тогда прыжок знаешь, какой чумовой получается! У тебя «Принц Востока» или «Пиратский клад»?

ТОРПЕДА. «Принц».

КСЮША. С «Принцем», короче, маза такая: прижимаешь ногтём джойстик и давишь на кнопку. Так и через облако можно перескочить, и через пропасть.

ТОРПЕДА. Клёво! А через стену замка?

КСЮША. В лёгкую.

ТОРПЕДА. Зашибись. Надо попробовать… А ты это… Ты  чё – в играх шаришь? Ты откуда продвинутая такая? Чё, отличница?

КСЮША (отворачивается). Хуичница.

ТОРПЕДА. Вот это предъява!.. Ты чё старшим грубишь? Ты чё меня инкриминируешь? Ты меня не инкриминируй, я сама девушка резкая.

                                                         (после паузы)

Закурить есть?

КСЮША (протягивая сигарету). Курить вредно.

ТОРПЕДА. Курить вредно, пить противно, трахаться опасно… А помирать здоровой – обидно.                                           

                                              (рассматривает сигарету)

Суперлайтс. Ваще ни о чём… Чё, у вас в девятых все такой отстой курят?

КСЮША. Нет, только отличницы.

ТОРПЕДА (смеётся). Да ладно, подруга, не делай губки писей! Тётя типа шутит…

                                         (роется в сумке, ищет зажигалку)

Жалко сожжённую заживо Жанну… Жалко сожжённую заживо Жанну… Ба-ллин, где эта жажи… Тьфу,!.. Зажигалка куда-то делась…

КСЮША. Слышь… А чё это у тебя за тема – Жанна какая-то?.. Фриске, что ли?

ТОРПЕДА. Ты ёбнулась по ходу? Это про Жанну… Как её…  Дэарк. По кабельному ещё  сериал про неё показывали.

КСЮША. А-а… Это которую на костре?

ТОРПЕДО. Ваще конкретно! Заживо, прикинь!.. Жалко сожжённую заживо Жанну, жалко сожжённую…

КСЮША. А за что это её – ну, заживо? 

ТОРПЕДА. Да там ваще полная диффузия вышла… Короче, ей по молодости какое-то приведение было. Типа – сон. Ну, она и давай всех вокруг грузить: мол, знаю, как ситуацию разрулить, войнушку выиграть… Война у них в то время там была какая-то… Мужики… Ну, эти, которые как бы рыцари – сначала прикалывались над ней… Ржали… Думали – под шизу косит. Прикинь: приходит какая-то соска и давай жижни… тьфу, жизни учить… Но та упёртая: давай им ля-ля-тополя, то-сё-колбасё… Короче, повелись мужики, поскакали на битву…

КСЮША. С кем?

ТОРПЕДА. Ну, с этими… С другими рыцарями… Ты в «Золото подземелья» играла?

КСЮША. Да. Прикольная аркадка.

ТОРПЕДА. Ну и там типа такие же рыцари были. В то время дофига было всяких-разных… Ну и Жанка с ними попёрлась… Впереди – на белом коне такая… Короче, замочили они всех врагов, крепость захватили, бонусы там всякие пополучали… Но писец подкрался незаметно, с Жанной косяк вышел – в плен попала…

КСЮША. К кому? Что-то я не догоняю – к кому в плен?

ТОРПЕДА. К этим… Ну, к тем… Чё ты меня всю дорогу дезавуируешь? Достала уже!.. К другим рыцарям она попала… К врагам как бы.

КСЮША. Ну, а её рыцари? Ну, типа – за которых она?.. Спасли?

ТОРПЕДА. Ага! Разбежалась… Им вроде как в лом было лишний раз с врагами помахаться. И лавэ, козлы, зажали, не захотели её выкупать. Сдали, короче…

КСЮША. Во, пидоры!.. Отморозки!..

ТОРПЕДА. Не то слово! С мужиками всегда так. Ты к ним всей этой… Ну, типа, душой, а им тебя спалить – что кончить…

                                      (поёт на мотив «Прощания славянки»)

   Вот и верь после этого людям,

   Я ему отдалась при луне,

   А он взял мои девичьи груди

   И узлом завязал на спине.

Вот такая вот шняга… Ну и, короче, те, другие чуваки, репу почесали – чё с тёлкой делать? С выкупом они стопудово пролетают… Ну и соорудили костерок…

КСЮША (задумчиво). Да-а… Жалко… Жалко сожжённую заживо Жанну…

ТОРПЕДА. Да ваще девка ни за что погорела… Ну а эту скороговорку я для дикции повторяю. Упражняюсь по ходу.

КСЮША. Нахрена?

ТОРПЕДА. Надо… Я в артистки хочу. В Москву поеду. «Фабрика звёзд» и всё такое.

КСЮША. Ничё себе!.. Не-е, реально? Или лечишь?

ТОРПЕДА. Говорю же! Чё, я других, что ли, хуже? Посмотри, какие мочалки по ящику колбасятся.

КСЮША. Ну… Ваще ни о чём. Особенно в этих… Проектах всяких кислотных.

ТОРПЕДА. Да полный бздец! Они такие с понтом думают: главное, чтобы ноги типа от гланд… А у меня голос, я в музыкалке, прикинь, в хоре пела. Два года!

                                          (становится в третью позицию)

«Если с другом вышел в путь, если с другом вышел в путь, веселей дорога…». Ну и всякую другую мутотень… На областной фестиваль, прикинь, ездила!.. Только вот с дикцией  у меня не фонтан пока. И с этой ещё… Как её… С ассимиляцией… С шипящими заморочки, когда быстро говорю.

                                              (старательно повторяет)

Жалко сожжённую заживо Жанну, жалко сожженную заживо Жанну…

КСЮША. Класс! Я тоже хочу… Ну, это… На эстраду.

ТОРПЕДА. Обломайся, подруга. Мимо кассы.

КСЮША. Не поняла… Чё это – обломайся? Тебе типа можно, а мне нельзя?

ТОРПЕДА. Грудь у тебя маленькая. Нулевой номер.

                                          (кивает на Ксюшину курточку)

Куда с такими пипетками на эстраду…

КСЮША (выдувает из жвачки большой пузырь). Ой-ой… Тоже мне Саманта Фокс офигенная!.. Памелла Андерсен!..  Операцию, на крайняк, сделать можно. Силикон и всё такое… Сейчас тебе чё хочешь…

ТОРПЕДА. Ну, ну… Ладно, давай, рискуй, если такая перманентная… Только вот я лично на эстраде долго париться не собираюсь. Имя себе сделаю, продюсера найду – и сразу в сериалах сниматься начну.

КСЮША. Ага! Так тебя туда и взяли! Там все после этого… Как его… Ну, после театрального училища все.

ТОРПЕДА. Ну и чё? Поступлю.

КСЮША. А экзамены?.. Там знаешь, какой геморрой! Дашка говорила, там стихи на вступительных спрашивают. Наизусть.

ТОРПЕДА. Не стихи, а басню.

КСЮША. Да мне параллельно… А ты чё, басню знаешь? Типа: лебедь раком щуку?

ТОРПЕДА. Отвянь... Сейчас на экзаменах эта жесть уже не канает. Сейчас там современные басни катят.

КСЮША. Как это?

ТОРПЕДА. А вот так. Слушай сюда.

                                                         (откашливается)

   Однажды в жаркий день, в июне иль в июле,

   Оставшись без компа (возможно, крякнул кулер),

   Наш геймер ощутил себя в отстойной роли:

   Куда ему ползти, чтоб замутить свой скроллер?

   Ни в шутер не сыграть, ни в квест и не в аркаду,

   Облом по всем мастям – такая, блин засада!

   Ни вампа замочить, ни монстра взять на мушку…

   Куда чувак ползёт? Да, в Интернет-кафушку.

   И юзер позабыл мгновенно о непрухе.

   Ещё бы! Ведь в кафе машины все – пентюхи!

   Процессор – два ядра (шагают в ногу с веком),

   Вам это не Нинтендо, Плэй Стейшн или Сега!

   Базара нет, пошёл. Идёт такой, короче,

   И думает: ништяк, там проторчу до ночи,

   В стратегии смогу с драконами подраться,

   Погеймить в ГТА…

                                       «Вам есть уже шестнадцать?» –  

   Такой тупой вопрос в кафе ему задали…

   И тут мы, наконец, приблизились к морали.

   -------------------------------------------------------

   Хоть сколько будь в тебе, игрок, адреналина,

   Тебе не победить системного админа!

КСЮША (не без зависти). Круто!.. А чё, у тебя получается… Примут, наверное.

ТОРПЕДА (она наконец-то нашла зажигалку). А куда они, придурки столичные, денутся!.. Ладно, не напрягайся. Продавцом тоже как бы ничё… Или там типа… Ну… Контролёром в трамвае… Нянечкой в садике…

                                                          (озирается)

Я это… Я в тубзик на пять сек слиняю. Курну по бырому… Свистнешь, если чё.

КСЮША. Бесполезняк. Туалет ещё после большой перемены закрыли.

ТОРПЕДА. Чё, за хрень? Уборка?.. Трубу прорвало?..

КСЮША. Да нет. Пищит там кто-то. В дырке…

ТОРПЕДА. Не всосала слёту… В какой дырке? Кто пищит? Где?

КСЮША. Ну, в очке, в сральнике – в женском туалете… Говорят, котёнка или щенка туда скинули.

ТОРПЕДА. Кого скинули?.. Да чё ты гонишь! Кто там ваще пищать может, кроме опарышей? Там же одно гавно.

КСЮША. А я откуда знаю? Девки сразу после инглиша бегали, сказали, что закрыто.

ТОРПЕДА (сплёвывает на пол). Во ботва, ба-ллин! Тогда здесь, что ли, подымить?.. Не-е, засекут. СуКа сразу унюхает, развоняется… Она и так нагрета на меня капитально.

КСЮША. Кто унюхает?

ТОРПЕДА. Ну, СуКа, завуч. Суламифь Каримовна.

                                                      (кивает на дверь)

А чё, у вас её так не зовут? Су-ламифь Ка-римовна. СуКа. Коротко, конкретно и как бы трансцендентно.

КСЮША. Прикольно. Классное погоняло.

ТОРПЕДА. Главное – в жилу… Не знаешь, чё она нас вызвала?

КСЮША. Без понятия… Может, за Юльку? Мы со Светкой и Настюхой, короче, на физре её колготки физруку в карман куртки засунули. Он такой, прикинь, суёт руку за секундомером, опаньки – вытаскивает её колготки потные. Мы все в осадок выпали.

ТОРПЕДА. Во попадалово! А она чё?

КСЮША. Юлька-то? А чё она… Разрыдалась. Вся такая на пафосе  к классной поскакала. Типа жаловаться.

ТОРПЕДА. Во тварь, ба-ллин! Стукачка…

КСЮША. Да ваще овца, пиздец!.. Бесит она меня… Только это как бы давно, ещё в той четверти было… А тебя чё?

ТОРПЕДА (пожимает плечами). Хрен знает… Скорей всего, из-за Серого. Ну, из-за Серёжки Малышева.

КСЮША. Это которого на линейке чморили? И в ментовку потом?..

ТОРПЕДА. Ну… Это же он из кабинета биологии банку с пиявками стырил… Он такой прикинь, думал, что там типа спирт. Короче, притаранил банку в кочегарку, открыл, пиявок дохлых выкинул, спиртяру процедил и пацанов бухать позвал.

КСЮША. И чё?

ТОРПЕДА. Чё, чё… Потом они реально так переблевались все, обдристались не по-детски. Там, короче, вместо спирта, оказывается, жидкость какая-то специальная была, беспонтовая... Если бы пацаны чуть больше выпили –  ваще, ба-ллин, свободно прижмуриться могли…

КСЮША. Ништяк!.. Только ты-то тут каким раком?

ТОРПЕДА. Таким!.. Я же как бы дежурная в тот день была. Это ведь я Серому сказала, когда биологичка в столовку сваливает. Он мне за это ещё спирта из той банки отгрузил. Типа – респект.

КСЮША. И чё – пила?

ТОРПЕДА. Да не особо… Так, с полстакана… Резиной воняет – будто гандон жуёшь. Знаешь, такие – без смазки, не ароматизированные… По семь рублей… Китайские.

КСЮША. Да китаёзские ваще – кал в горшке… Ну и чё, тоже потом блевала?

ТОРПЕДА. И блевала, и ваще… Так херово было – лыжи чуть не откинула. Живот закрутило, кровотечение началось… Туши свет, короче… Прикинь, я каждую перемену прокладки менять бегала…

            (щёлкнув зажигалкой, подносит огонь к оставшимся листкам герани)

Два дня загибалась – мама, роди меня обратно! Из меня, наверное, ведро крови вылилось… А сегодня после первого урока резь такая – вот тут – как будто матку мне наизнанку выворачивают. И всё… Я еле до уборной добежать успела… Выкидыш, короче.

КСЮША. Не свисти! Ты чё, беременная?

ТОРПЕДА. Была… Знаешь, как в той песне: «Я беременна, но это как бы временно»…

                                                              (озирается)

Покурить бы, а!

КСЮША. Вот это ситуёвина! Так ты это… Ты, что ли, от Серого?.. От Серёги Малышева?

ТОРПЕДА (пожимает плечами). Навряд ли… Мы с Серёгой всегда с презиком... Это или от Арсена, или от Николайколаича... Если по месяцам посчитать, то скорей всего – от Николайколаича.

          (Торпеда поднимает глаза к потолку, загибает пальцы, шевелит губами)

Да, точно. От него.

КСЮША. Чё, спонсор?

ТОРПЕДА. Ну… Папик один. У него оптовка на Ломоносова… Да ты не думай, он нормальный, не торчок, не псих какой. Шмотки как бы мне покупает, диски, косметику. На денюху джинсы вот эти вот подогнал. Со стразами... Зацени.

                                          (вертится, демонстрируя джинсы)

Трубку – тоже он. Камера двухмегапиксельная, эмпэшка, блютус, радио, инет и всё такое… Только смешной он: пузатый, маленький, волосатый весь.

                                                          (доверительно)

Прикинь, у него даже на жопе волосы растут. Чёрные, кучерявые… Как у обезьяны, ба-ллин!.. Я бабуинчиком его зову.

КСЮША (хихикает). Не обижается?

ТОРПЕДА. Да нет. Пока ничё, не интегрирует.

КСЮША. Прикольно... А это… Сколько ему?

ТОРПЕДА. Типа – лет? Да старый уже. Тридцать девять.

КСЮША. У-у… Ветеран Куликовской битвы… А тебе… Это… Ну… Не противно?

ТОРПЕДА (отводит глаза). Ну, сначала как бы… Стрёмно было малость. Непривычно… Особенно, когда он бухой целоваться лез… А потом…

                     (делает вид, что внимательно изучает собственный маникюр)                                

А потом я это… Ну, глаза закрывала, представляла, что мы типа с Серёжкой… Но я же говорю, Николайколаич – он толерантный. Даже не извращенец. Спокойный такой и при бабках всегда. Чё попрошу – покупает без базара…

                                                           (помолчав)

Прикинь, он когда это… Ну, когда про ребёнка узнал – на коленях стоял, рожать уговаривал. Сына, говорил, хочу. Женюсь, говорил…

КСЮША (хохочет). Я в шоке!.. Ваще…Чё, так и сказал?

ТОРПЕДА. Я тебе отвечаю! На коленях, в натуре!..

КСЮША. А ты?

ТОРПЕДА. А чё я… Сначала тоже похихикала, а потом… Потом подумала: чё, мне одной, что ли, парня воспитывать? Предки у меня на Севере, я с бабулей придурочной тут… Только он, видать, после перетёр с кем-то по ходу, посоветовался… Раздумал, короче. Для отмазки лекарство обещал достать. Импортное какое-то, дорогое – чтобы втихую всё, без аборта.

КСЮША. Кино и немцы, ваще! Ну а потом?

ТОРПЕДА. Потом – суп с котом… Потом всё само как бы устаканилось – после той бодяги… Ну, из банки с пиявками.

                                                        (оглядывается)

Хоть разок бы затянуться, а…

                                              (после паузы, нарочито бодро)

Так что, подруга, если залетишь – рецепт теперь знаешь.

КСЮША. Чё я, на мозги уроненная – парашей всякой травиться?.. Водка, пол-упаковки тетрафилина – и в горячую ванну.

ТОРПЕДА (смеётся). Ну, я тащусь, ба-ллин! Во, молодёжь пошла… Тоже, что ли, попала?

КСЮША. А чё… Не только же вам, старушкам, в десятых…

ТОРПЕДА. Да я как бы ничё… Не инспирирую… И кто он – этот принц востока? Лох какой-нибудь?.. Ботан-одноклассник?.. Или, может, тоже типа меценат?

КСЮША. Чё это сразу – лох?.. Инструктор он по плаванью. Мы с ним ещё летом в лагере замутили... Ну, сначала просто тусовалась, гуляла – чисто по приколу. Ну, как все… А потом влюбилась... У него, между прочим, первый разряд.

ТОРПЕДА. Ага, по точному попаданию в целку…

КСЮША. Дура… Он знаешь, какой ласковый! Он столько слов мне всяких наговорил, когда у нас это… Когда у нас на складе всё… Ну, случилось…

ТОРПЕДА. А-а, въезжаю потихоньку… Он чё, первый у тебя?

КСЮША. Ну, как бы… Я даже ничего и не поняла сначала. Даже не больно было… А потом вдруг – как зареву!.. Прикинь: сижу такая на матрасах старых обтруханных, на сетках волейбольных – и реву. Слёзы сами катятся… Ваще!

ТОРПЕДА. А он?

КСЮША. Ну, перепугался… Я же это… Ну, типа, малолетка… Он думал, я заяву на него побегу писать и всё такое… Стоит такой рядом, гладит меня по башке, шепчет что-то, а у самого руки трясутся… А я… А мне вдруг так жалко стало – и его, и себя, и маму, и всех... Схватила его за руку, целую. Реву и целую… Чё, смешно?

ТОРПЕДА (очень тихо). Обхохочешься… Значит, точно – влюбилась… Красивый?

КСЮША. Ваще! Если в профиль, то на Никиту Малинина похож. Только ростом повыше. А причёска и глаза – как у Колдуна.

ТОРПЕДА. Вообще-то мне Билан больше нравится. Но Малинин как бы тоже ничё…

КСЮША. Да ну, Билан… Нашла от кого переться… Голубой он – твой Билан.

ТОРПЕДА. Проснись и пой! Это Лазарев – голубец по жизни… А у Билана девушка есть. Наташа зовут… Или Лена… Правда, она от него недавно к Иванушкам ушла.

КСЮША. Чё, ко всем сразу?

ТОРПЕДА. Да нет, к одному… К тому… К рыжему…

КСЮША (выдувает из жвачки пузырь, пузырь лопается). Ты чё меня разводишь? У рыжего жена. Я по телеку видела.

ТОРПЕДА (взрываясь). Опять нивелируешь?..  Чё ты меня всё время нивелируешь, отличница хренова? Тебе чё, не фиолетово – к кому она ушла?.. Значит, не к рыжему ушла, а к другому… К здоровому…

КСЮША. Это который красится?

ТОРПЕДА. Ну… И глаза ещё подводит.

КСЮША. Он, прикинь, ещё и ноги бреет!

ТОРПЕДА. Опупеть – не встать! Чё, тоже – по телеку показывали?

КСЮША. Нет, Стас сказал.

ТОРПЕДА. Какой ещё Стас? Из одиннадцатого бэ?

КСЮША. Нет. Мой Стас. Инструктор.

ТОРПЕДА. А-а, тот, из лагеря… Ну и чё у вас там дальше было? Колись давай.

КСЮША. Сначала как бы не сильно заметно было… А потом мать просекла – такой кипеш подняла!.. Чё хочешь, говорит, делай, а мне выблядки твои не нужны…

ТОРПЕДА. Так и сказала?

КСЮША. Так и сказала.

ТОРПЕДА. Вот коза мелированная, ба-ллин!

КСЮША. Да ладно… Мать всё-таки.

                                          (после продолжительного молчания)

Это она мне тему подкинула… Ну, насчёт тетрафилина с водкой…

ТОРПЕДА. И чё? Помогло?

КСЮША. Сначала как бы терпимо. А потом это… Спазмы… Я сегодня утром ваще ходить не могла. Полная жопа! Буквой зю на последней парте загнулась, сижу. А математичка такая: Ксюшенька, что с тобой?.. Простудифилис, говорю, подхватила, Марьстепанна… Улыбаюсь, а у самой из трусов уже капает… Копец!

ТОРПЕДА. Ну?!.

КСЮША. Короче, после алгебры всё и случилось… Прямо в туалете… У меня шары на лоб чуть не повылезали.

ТОРПЕДА (смеётся) Во, пылесос с яйцами, ба-ллин!.. Так чё, подруга, выходит, мы с тобой без пяти минут матери-одиночки были?

   У Торпеды в сумке звонит телефон.

ТОРПЕДА. Алё… Ну… Привет… Да не знаю… Завуч стрелку забила, разборки, короче, какие-то чинить будет… Говорю же – не знаю… Ладно, не заезжай, я сама… На автобусе… Ну, эсэмэску потом скину… Давай.

КСЮША. Николай Николаевич?

ТОРПЕДА. Ну, типа беспокоится.

                                                     (играет в телефон)

Ну и как ты говорила? Джойстик удерживать надо?

КСЮША. Да, вот так – этим пальцем.  И сразу на правую кнопку – он махом на остров перепрыгивает. Врубаешься?

ТОРПЕДА. Погодь, мне ещё тут как бы цветочки, бонусы собрать надо.

КСЮША. Нафига?

ТОРПЕДА. У меня всего две жизни осталось.

КСЮША. И чё теперь? Обосраться – и не жить?.. Пока ты будешь вошкаться, ромашки свои собирать – тебя дракон тупо захавает. Уровень пройти не успеешь. Тебе по любому ещё ущелье перепрыгивать.

ТОРПЕДА (с азартом жмёт на кнопки). Так?.. Так?.. А теперь сюда… Ой, ба-ллин, запара: здесь стражник!

КСЮША. А ты ему – с ноги! А сама в ворота… По стене не беги, там ловушки.

ТОРПЕДА. Так… И так… Жалко сожжённую заживо Жанну… Клёво – сразу двух захерачила!.. Прыжок… Жалко сожжённую заживо Жанну… Вау! Третий уровень! Ес, ес, ес!.. Жалко сожжённую…

                                   (с трудом отрывает глаза от телефона)

А ты это… Ты где так играть надрочилась?

КСЮША. Тренировалась.

ТОРПЕДА (насмешливо). Со своим инструктором?.. Нет – реально?

КСЮША (отворачивается к окну). Да так… Я… Мне… Просто хотела Полинку свою научить… Думала: подрастёт, соображать начнёт – и тут я ей «Принца Востока»… Игра-то классная… Сначала мы вместе первый уровень пройдём, потом второй… Потом она сама своими пальчиками нажимать начнёт… Знаешь, у них такие крошечные пальчики. Шкодные такие, как у куколок… Как у Барби… Слабенькие ещё, розовые…

                                        (начинает снова ощипывать герань)

А я такая – покажу ей, как на третий уровень перейти… И дальше… А там, может, мы с ней и до пятого доберёмся…

                                                      (опускает голову)

Теперь уже не доберёмся…

ТОРПЕДА. У-у, как у нас всё запущено… Ты чё, в Барби до сих пор играешь?

КСЮША. Больная, что ли?.. Чё я, на фазаниху дебилоидную похожа?.. Мне Брац нравятся, они прикольные.

ТОРПЕДА. Ну! Брац – ваще суперские... Там ещё у них такая блондинка есть, помнишь? Ну, в кепочке. На Ксению Собчак похожа…

КСЮША. А-а…Сейчас для них новую коллекцию забацали. Костюмчики, туфли там… Даже стринги и лифчики, прикинь! По рекламе показывали.

ТОРПЕДА. Да видала я. Шняга, ваще ни о чём... Кто сейчас кроссы с джинсами носит?.. А жёлтую майку с розовым беспонтовым джемпером?.. У Уичей по любому лучше.

КСЮША. А у тебя Уичи есть? Чё, правда? Они же дорогие…

ТОРПЕДА. Ну и чё? Говорю же: черепа у меня как бы по вахте на северах. Они мне на каждый праздник подарки шлют. Плюс Николайколаич…

КСЮША. А Ирма у тебя есть?.. А Хай Лин?..

ТОРПЕДА. …И Корнелия, и Вилл, и Тарани… И костюмы для них.

КСЮША. Топики, сапоги, лосины полосатые?..

ТОРПЕДА. …И юбочки с таким разрезом. Всё как в мультике, короче.

КСЮША. «Воспоминание о лете»? Я смотрела.

ТОРПЕДА. А «Запретный Меридиан» видела?

КСЮША. Класс – ваще! У меня даже комикс этот дома есть… Я ваще балдела, когда они это… Калеба типа расколдовали. Ирма ему говорит: беги, урод! А он затупил по полной, сидит такой, короче …

ТОРПЕДА. А помнишь, как Нерисса в белую кошку превратилась?.. Но ей не покатило, пришлось в волшебном лесу у Оракула в пещере зависнуть...

КСЮША.  А старая ведьма такая на Корнелию типа с наездом: «Отдай мне сердце Кондракара!»… А Хай Лин как заорёт…

 

   Откуда-то из глубины коридора доносится приглушённый стон-писк-плач. Девочки вздрагивают, напряжённо смотрят в ту сторону.

   Дверь с надписью «Завуч» распахивается. Оттуда раздаётся: «Что, явились, акселератки? Ну, заходите, заходите».

   Торпеда поспешно прячет сигарету и зажигалку в разрез кофточки. Ксюша вытаскивает изо рта жвачку и украдкой суёт её в горшок с геранью.

Уровень второй

СУКА. Добро пожаловать, молодые, ненаглядные!

                                                   (взгляд из-под очков)

Одна другой краше… Вам что, классная руководительница разве насчёт макияжа ничего не говорила?

ТОРПЕДА. Говорила.

СУКА. И что она говорила?

ТОРПЕДА. Ну, это… Чтобы не красились типа в школе.

СУКА. Именно. Не в борделе пока… Вот салфетки – чтобы через пять минут ваши рожи на человеческие походили.

   СуКа подаёт им салфетки. Торпеда начинает энергично стирать с губ помаду. Ксюша никак не реагирует на распоряжение.

СУКА. Вы когда в школу утром заходите, что видите?

КСЮША. Охранника.

СУКА. Я спрашиваю: что, а не кого… Что ты прямо в холле видишь? У самого входа? Там, где герб, где устав школы?

КСЮША (пожимает плечами). Ну, расписание там… Объявления…

СУКА (начиная раздражаться). Мемориальную доску ты видишь! Что на ней написано?.. Вот именно, ты и не интересовалась никогда… А написано то, что школа наша не простая, а носит почётное высокое имя.  Писателя, лауреата… Депутата съездов… Земляка нашего,  между прочим. Выпускника нашей школы!

                                                  (подняв указательный палец)

И мы, заметь, этим именем гордимся! И стараемся соответствовать…

                                  (увидев, что Ксюша до сих пор не убрала макияж)

Так, Ксения, в чём дело? Что не понятно?

КСЮША. Всё понятно.

СУКА. А понятно – убирай эту порнографию.

                                       

   Сука подносит к лицу Ксюши маленькое зеркальце.

КСЮША. Это не порнография.

СУКА. Да что мы такое говорим! Вот бы мама твоя сейчас это слышала.

КСЮША. А при чём тут моя мама?

СУКА. Да при том, родная! Получается, что только её да меня волнует твой аттестат. А тебе самой начхать. Солнышко, ты хоть помнишь, что класс у тебя нынче выпускной?.. Что экзамены в июне?

КСЮША. Помню я… Нет, а мама-то при чём?

СУКА (отодвигая стоящие на столе пузырьки, раскрывает журнал). Помнит она... Ты оценки свои хоть видела? Заруби на своём распрекрасном носике: с такой успеваемостью я тебя до экзаменов не допущу.

КСЮША. Я исправлю, Сук… Суламифь Каримовна.

СУКА. И физику исправишь?.. И историю?.. И химию у меня исправишь?.. Ты, красавишна,  все лабораторные пропустила, на факультативе и на консультациях вообще не показываешься… А самостоятельные, а контрольные?.. Ну-ка, давай, посмотрим: вот – три, два, три, два, снова два...

                        (кивает на Торпеду, которая уже оттёрла помаду и румяна)

Вот, бери пример. Тоже ведь была ни бум-бум. Хлорид натрия от оксида ртути отличить не могла. А захотела – подтянулась. Сейчас хоть и тройка, зато твёрдая. Так?

ТОРПЕДА. Да, Суламифь Каримовна. Я это… Я со второй четверти ещё и на репетиторство записалась.

СУКА. Вот. Валентность ещё подзубришь, тему поликарбонатов и углеводородов повторишь – может, в полугодии и на четвёрку вытянешь.

                                                          (после паузы)

А вы хоть знаете, что наша школа выдвинута на соискание губернаторского гранта?

ТОРПЕДА. Знаем. Нам на классном часе говорили. И это… По школьному радио тоже передавали. Два раза.

СУКА. Ну и?..

ТОРПЕДА. Чё?

СУКА. Как вы на это смотрите?

ТОРПЕДА. Хорошо смотрим, Суламифь Каримовна. Как бы латентно.

   Внезапно СуКа выхватывает у Торпеды из лифчика сигарету, ломает её, бросает на пол, яростно топчет.

СУКА (орёт). Да ни хрена вы не смотрите! Вы в штаны мужикам смотрите – вот куда! И малюетесь для этого, словно проститутки вокзальные.

   СуКа берёт салфетку и начинает насильно стирать макияж с лица Ксюши. Та вырывается, но СуКа сильнее. Наконец, с размазанной по щекам тушью, Ксюша опускается на стул. Она рыдает.

СУКА. Три региональные олимпиады выиграли! На зональном слёте молодёжных лидеров – в числе лучших! Школа юнкоров – сильнейшая в районе! Первое место в городском конкурсе сочинений на тему «Раскроем сердце для добра»!.. И что, псу под хвост всё это?.. Из-за двух малолетних шлюх?!.

               (она широко распахивает дверь в коридор. Оттуда доносится визг)

Чей? Ну, чей, признавайтесь!

   Девочки непонимающе и с тревогой смотрят то на дверь, то на завуча.

СУКА. Вы думаете, я не знаю ничего? Про то, что вы пузатыми в школу ходили – не знаю?.. Дуры вы, дуры! Рожать они собирались… Судьбу себе в пятнадцать лет ломать собирались…

                                                               (Ксюше)

У твоей матери и без того седых волос хватает.

КСЮША (она потрясена). Суламифь Каримовна! Так это вы?.. Значит, это вы моей маме?.. Вы ей всё рассказали?

СУКА. Ну а кто же? Кто ещё ей глаза на родную дочь раскроет? Дочь ведь только и умеет, что неуды получать да ноги раздвигать...

            (жестом останавливает Торпеду, которая порывается что-то сказать)

Молчи! С твоим педофилом я тоже разобралась. С Николаем, этим, как его… Николаевичем… Кстати, нормальный мужик, адекватный вполне. И сообразительный…. Нам на школьные теплицы рамы новые пообещал. Пластиковые. Ну, если, я, конечно, о его подвигах распространяться не стану.

   Крик-плач из коридора усиливается. Торпеда зажимает уши ладонями. Ксюша вскакивает со стула, порывается выбежать из кабинета. Но СуКа резким движением усаживает её на место.

СУКА. Нет уж, посиди! Это раньше надо было дёргаться. И мозгами своими цыплячьими тоже раньше думать надо было!

ТОРПЕДА (по её щекам бегут слёзы). Суламифь Каримовна… Это… Там… Это ведь котёнок? Правда – это котёнок?..

СУКА (тихо, проникновенно, почти по-матерински). Какой там котёнок, вам, мамочки, думаю, уже ясно... Выходит, не утонул, не задохнулся, не разбился… Живучий получился… Бывает… Осечка… Вот…

                                                       (разводит руками)

Но, собственно, это мало что меняет. Для вас и для школы. Для школы – особенно... У школы показатели, рейтинг… У школы репутация… У школы грамота облоно и благодарность министерства…

                                  (берёт со стола две склянки с жидкостью)

А теперь, девочки, слушайте меня внимательно. Очень внимательно… Вот в этой колбе кислота. А тут… Тут сложная формула… По отдельности это безвредные жидкости. Но при их соединении происходит реакция окисления свободных радикалов углеродного ряда с последующим сульфированием элементов… Словом, выделяется газ… Невидимый. Тяжёлый. Слаборастворимый. Почти без запаха… Зато очень токсичный... Вам всё ясно, девочки?

                                                              (молчание)               

Да, выдающейся сообразительностью вы никогда не отличались… Объясняю для тех, кто в танке. Задача у вас, девчонки, предельно простая. Заходите в туалет, бросаете колбы на пол. Разбиваете сначала эту, потом эту… И быстро исчезаете. Просто мухой из уборной вылетаете. Иначе – отравитесь…

ТОРПЕДА. А этот… Котёнок… Как с котёнком?

СУКА (в её голосе снова появился металл). Девоньки! Этот котёнок-кутёнок или ещё кто… Он не нужен ни вам, ни вашим ёбарям, ни мне, ни школе. Он никому не нужен. НИ-КО-МУ! Чего не ясно? Чего вам ещё не ясно?..

   СуКа решительно суёт склянки в руки Ксюше. Та их отталкивает. Колбы падают на палас, которым покрыт пол, но не разбиваются.

СУКА (Ксюше). Кстати, забыла предупредить: колбы из толстого стекла, из лабораторного. Так что с силой кидать надо. Но в туалете полы бетонные, там сразу расколются…

                                                (внезапно переходит на крик)

Ты, шалашовка! Ты решила себе жизнь испортить – это твоё право. Но не надо мне её портить! Не надо! Поняла?.. А школа почему страдать должна? У нас заявка на грант, у нас пять  президентских стипендиатов! Мы в конкурсе «Нет наркотикам!» лучшие в области!.. И ты, кукла драная, своей школе ещё условия ставить будешь?! Нет, дорогуша, сама накосячила – сама и расхлёбывай. Тереться по подъездам вы все Марьи-искусницы, а как фестиваль стенгазет или соревнования – всем сразу насрать…

                                           (вплотную приблизившись к Ксюше)

Повторяю: жидкости, блядь, соединяются – получается газ. Ядовитый!.. Или ты, может, хочешь, чтобы вся школа о твоих половых похождениях узнала? Весь район?.. Я устрою! Я, блядь, устрою – ноу проблем! И про инструктора твоего все в подробностях узнают, и про тетрафилин с водярой. И про ползунки с подгузниками, которые ты втихаря на деньги от завтраков покупала…

   Ксюша что-то пытается сказать, но СуКа не даёт ей такой возможности. Она наотмашь хлещет Ксюшу по щекам.

СУКА. Молчать! Молчать, я сказала! Потаскуха!.. Дешёвка!.. Ничтожество!.. Уродина!.. Мерзавка!.. Тварь!..

   К СуКе подскакивает Торпеда, она хочет оттащить её от Ксюши.

ТОРПЕДА. Не надо, Суламифь Каримовна! Я прошу, не надо!..

СУКА. Надо! Я сказала – надо! Надо!..

   СуКа поднимает с пола склянки, втискивает их в руки зарёванных, растерянных девочек и силой выпроваживает их из кабинета

СУКА. Всё. Вперёд и с песней… Чтоб через десять минут в туалете тихо было!

   Дверь в кабинет завуча с шумом захлопывается. Но тишины не наступает. Мы слышим уже знакомый нам крик-писк, он постепенно нарастает, а когда становится почти невыносимым – резко обрывается. Вместе с ним гаснет и свет.

Уровень последний

   Тупик школьного коридора. Массивная дверь, ведущая в туалет. Рядом с дверью стоят Торпеда и Ксюша.

ТОРПЕДА (сиплым голосом). Сига есть?

   Ксюша молчит, уставившись в одну точку. Тогда Торпеда лезет в карман Ксюшиной курточки, достаёт помятую пачку сигарет. Дрожащими пальцами вытаскивает одну. Хоть и не с первой попытки, но закуривает.

ТОРПЕДА. Теперь главное… Чтобы сульфирование это… Ну, реакция там типа быстро… И чтобы газ вниз опустился… И дверь поплотнее прикрыть… Тогда всё без запары пройдёт… Тогда не узнает никто… Да?

                                 (смотрит на Ксюшу, но та не реагирует)

А знаешь, я прикинула… Ведь СуКа как бы права… Он ведь реально – никому не нужен…

КСЮША. Кто – он?

ТОРПЕДА. Ну, Димон… Димка… Димыч…

КСЮША. Какой ещё Димон?

ТОРПЕДА. Ну, мой… Который там… Я ведь его Димой хотела назвать… Димкой…Типа – в честь Билана... Он ведь тоже… Ну… Тоже таким же красивым мог стать… И талантливым…

КСЮША. Чё ты гонишь? Чё гонишь?.. У тебя глюки от газа этого, да?.. Какой ещё Дима? Там Полинка… Маленькая такая, розовая, беспомощная… Она кричала, а я… А я…

   Ксюша отворачивается.

ТОРПЕДА. Да ладно тебе… Может быть, и Полинка… Пусть… Теперь-то какая разница?.. Теперь уже всё равно… Главное – чтобы быстро… Чтобы безболезненно как бы… СуКа сказала, что пара минут всего, что он… Они… Что она и не почувствует даже… А ты точно обе кокнула? Вдребезги?

КСЮША. Ты же видела.                                                   

ТОРПЕДА. Хули я видела… Я ваще от этого крика сознание чуть не потеряла… Как подумаю: он там один, в темноте, в опарышах вонючих, среди бычков, тампексов всяких…

КСЮША. Ты тупая? Говорю тебе: не он, а она… Полина…

ТОРПЕДА (примирительно). Может, и она…

КСЮША. Не может, а точно. Я по голосу её узнала. Это её голос… Был…

                      (берёт из рук Торпеды сигарету, жадно затягивается)

Ну, зачем, зачем она о ползунках сказала?

ТОРПЕДА. А ты чё, в натуре их покупала?.. Ну, типа, ползунки, памперсы эти?

   Ксюша едва заметно кивает. Некоторое время она молча стоит с опущенной головой. Наверное, обдумывает что-то очень важное. Затем Ксюша решительно отбрасывает окурок в сторону.

КСЮША. Я её достану… Я всё равно её достану!

   Она делает решительный шаг к двери, берётся за ручку.

ТОРПЕДА. У тебя башню сорвало, да? Ты чё?.. Там же газ!    

                                       (пытается преградить ей путь)

Даже не рыпайся… Я тебя не пущу!..

КСЮША. Я достану… Я не могу… Всё равно я не смогу так…

   Ксюша рывком отбрасывает подругу в сторону, открывает тугую дверь и быстро исчезает внутри. Лязгает засов. Торпеда подскакивает к двери, стучит по ней кулаками, ногами, царапает ногтями. Но мощная дверь не подаётся. Торпеда изо всех сил дёргает за ручку – ручка отрывается. Торпеда летит на пол.

ТОРПЕДА (садится на корточки, монотонно бьётся головой в дверь). Ксюха! Ксюха, не надо!.. Это смерть… Это бесполезно, Ксюха… Пусти меня!.. Открой, Ксюха! Я с тобой хочу… Я тоже хочу… Я к нему хочу, я к вам хочу… Открой, пожалуйста, открой мне, Ксюха!.. Ба-ллин!..

   (подбирает с пола уже потухший грязный окурок, дрожащими пальцами подносит ко рту, пытается затянуться)

Жалко сожжённую заживо Жанну… Жалко сожженную… Жанну… Заживо… Заживо сожжённую жалко…

   Совершенно обессилившая, бесформенная, словно раздавленная грузовиком кукла, Торпеда сидит у порога туалета. И непонятно: то ли плачет она, то ли скулит.

   Тихо-тихо… Почти беззвучно.
Конец игры
Магнитогорск, 2008 г.