Десятый фестиваль (2014) » Первая читка

 
Вышел месяц из тумана
Действующие лица:

НАТАША — 38
СЕРГЕЙ — 38
ЖЕНЩИНА — 67
ВАРЯ — 11
ЖЕНЩИНА В ПЛАТОЧКЕ — 60
ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ — 40
ГЕОРГИЙ — 37
АННА — 36
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
ВРАЧ
АЛЕКСАНДРА СЕМЕНОВНА — 89
ПЬЯНЫЙ
ВАЛЯ
МИЛИЦИОНЕР
КЛИЕНТКА
ПЕРВЫЙ ПОДРОСТОК, ВТОРОЙ ПОДРОСТОК
БОЛЬНАЯ 1, ВЛАДЕЛЕЦ ЖУРНАЛА, ДИРЕКТОР ЦЕНТРА ДЕТЕЙ АУТИСТОВ, ЛЕКТОР КУРСОВ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ.

ЧАСТЬ 1

Сцена 1.1.

Ночь. Двухкомнатная квартира. В одной из комнат на диване спят Наташа и Сергей. Рядом с диваном тумбочка на ней лежит мобильный телефон, стоит настольная лампа. В соседней комнате спит Варя. Раздается звонок. Наташа протягивает руку, берет телефон с тумбочки. Голос. Наталья? Наташа. Да Голос. Нам отчет пришел, вы сейф на охрану не поставили. Наташа. Блин… Да, наверно… Не поставила… Спасибо. Сейчас… Сергей (Смотрит на свой мобильный). Два часа! Что там у тебя? Кто там? Наташа. Я.. это… в общем… мне на работу. Сергей. Ночью? Наташа. Да… я.. блин… хрень какая-то. Я сейф не поставила на охрану. Сергей (Протяжно). Бывает… Я с тобой. Ночь все таки… С транспортом жопа. Поедем на такси… (задумывается) На такси… Классно ты деньги зарабатываешь… Наташа. Все… не надо, я сама себя уже.. это.. если едешь, едем. Сергей и Наташа собираются, одеваются. Из спальни детский голос: Варвара. Ма? Па? Вы куда? Наташа. Доча, мы мигом. Спи.
Сцена 1.2.
Рынок. Стоят киоски, лотки. Зима. Продавцы спасаются от мороза спиртным, чаем, кофе, или все смешивают. Железный киоск обшитый пластиком, надпись красными буквами «Ломбард». Внутри киоск разделен на две зоны: посетителей и специалиста. Зона посетителей большая, неотапливаемая, на полу замерзший лед, зона специалиста маленькая, работает электрообогреватель, если его отключить, помещение промерзает за несколько минут. Хор базарных работников (на мотив «Тюремное танго», «Чикаго»): Сами нарвались Сами нарвались Зачем горячий чай пили Хоть минус двадцать и мерзнут руки Но в туалет гривну отнесли. Наташа сидит в зоне специалиста. Она открывает книгу, погружается в чтение. Возле киоска пьяный мужчина избивает подругу. Наташа (читает). Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы… Они не бунтуют из-за молотка или пропавшей резинки; живя с кем-нибудь, они не делают из этого одолжения, а уходя, не говорят: с вами жить нельзя! Они прощают и шум, и холод, и пережаренное мясо, и остроты, и присутствие в их жилье посторонних… В ломбард заходит мужчина. Он крадется к окошку, наблюдает за Натальей. Василий Петрович. Читаешь?! Наташа (подскакивает на месте, закрывает книгу, прячет в сумку). Заходите. Открывает дверь в Зону специалиста. Василий Петрович. Ты в курсе, что читать нельзя? Наташа. В курсе. Василий Петрович. Сколько сегодня было человек? Наташа. Два. Василий Петрович. Ты освоилась? Наташа. Да, спасибо. Василий Петрович. Вопросы есть? Наташа. Есть, я так и не поняла насчет обеденного перерыва. Он у меня есть? Василий Петрович. А как же, четыре раза по 15 минут. Наташа. А стены бронированные? Василий Петрович. Боишься? Наташа. Боюсь. Василий Петрович. Не бойся. У тебя тревожная кнопка есть. Наташа. Есть, но им приехать ко мне нужно, а это как минимум 15 минут. Василий Петрович. Да все нормально. Ты сейф на охрану ставь. Наташа. Хорошо. Василий Петрович. Ну и славненько, я поехал. Если что, звони. Наташа. Хорошо. Василий Петрович выходит Наташа за ним закрывает дверь. Наташа смотрит на часы: Наташа. Так, 12. Три часа прошло, еще 7 осталось. Звонит Наташин мобильный. Наташа. Да Маруся, привет! Я нормально. Ты как?… Хорошо. Не голодная? Что ты кушала?…. Какие пары сегодня?…. Ты приедешь на выходные?… Хорошо, приезжай. Что вкусненького приготовить?… Мяса? Побольше? И колбасы. Хорошо, моя миленькая, хорошо. У тебя сколько денег осталось?… Сколько?… Я тебе еще пятьдесят пришлю. .. Да? Я знаю, что бумага и краски дорогие, я все понимаю, не оправдывайся. … Что? Опять теплую воду в общаге отключили. Ну, что за сволочи… Ледяная из крана… Ну ты грей, домой белье складывай, там не стирай. Хорошо… Я тебя тоже люблю. Да, до звонка.. Целую тебя. Открывает интернет браузер. Вводит текст в строку поиска. Вконтакте. Пользователь Наталья_ Сергеева. Запись на стене: Ребята! Я вас приглашаю к себе домой, завтра в 18.00. Есть разговор. Будет интересно, обещаю! Подкупаю чаем с печеньками. Приводите друзей.

Наташа. А теперь быстренько в историю и стереть…

Сцена 1.3.

Поликлиника, кабинет МРТ. Наташа входит в кабинет. Врач, склонившись над бумагами, что-то пишет. Наташа. Описание и снимки можно забрать? Врач протягивает ей конверт. Наташа берет конверт, вынимает из него снимок и описание. Читает, подходит к врачу. Наташа. «М» в бедренные лимфоузлы, это метастазы? Врач. Да. Наташа. Они вросли в жировую ткань? Врач. Вы умеете читать. Наташа смотрит на него не уходит. Врач что-то говорит, голос его успокаивающий, в какой-то момент он понимает, что Наташа его не слышит. Продолжая говорить, берет ее под руку и выводит из кабинета.

Сцена 1.4.

Ломбард Наташа. (читает текст с монитора) Толя. Я не могу любить. Что с меня возьмешь. Я не умею. Я моральный урод в этом смысле. Я не умею. Я тебе сказал. Я честно тебе все сказал: не люблю никого, но я хочу жениться на тебе. Хотел, вернее. Света. Теперь не хочешь? Толя. Теперь женился с сегодняшнего дня.

Стук в окно Наташа поднимает глаза от монитора вверх, непонимающе смотрит на молодого человека. Молодой человек с небольшими дефектами речи. Молодой человек. Я тут… в залог можно? (Протягивает мобильный телефон.) Он новый, вы ничего такого не подумайте. Наташа (спохватившись). Конечно, давайте. Документы на телефон или оригинальная упаковка есть? Молодой человек. Да, вот, я взял. Протягивает оригинальную упаковку. Наташа достает наушники, паспорт. Ее все устраивает. Наташа. Сейчас посмотрю стоимость в интернете и скажу вам. Мы даем от стоимости четвертую часть. То есть (смотрит в монитор) Что-то я не вижу такой марки вообще. Молодой человек. Мне папа из Испании прислал, он новый совершенно. Наташа. Я вам верю, но вот в интернете о нем не знают. Молодой человек. Но вот он перед вами. Хотите я наберу ваш номер и мы поговорим. Он новый мне папа из Испании его прислал. Наташа проверят. Телефон рабочий. Молодой человек. Мне друга надо выручить. А пенсия у меня через неделю. А папа мне вот только телефон из Испании прислал. Наташа набирает номер на своем мобильном: Наташа. Василий Петрович тут телефон принесли. Его на «Розетке» нет, и вообще похожие есть в интернете, а вот именно такого нет. (слушает). Чистый, практически новый… да… в рабочем состоянии.. да… сколько? Хорошо. .Кладет трубку.. Наташа. Сто гривен. Оформляем? Молодой человек. Да, спасибо большое, мне только 70 нужно. Спасибо. Друга выручить. Наташа. Паспорт, код. Наташа оформляет договор в компьютере, берет листы бумаги, заправляет в принтер. Включает его. Принтер не работает. Она опять нажимает кнопку питания. Принтер молчит. Молодой человек начинает пританцовывать и потирать руки от холода. Наташа белеет, краснеет, давит кнопку — принтер не реагирует. Она достает листы — договора, начинает заполнять их от руки. Наташа. Извините, какие-то неполадки с принтером. Молодой человек. Ничего я подожду. (пританцовывает) Наташа растерянно смотрит на листы, видно, что все приходится делать впервые, неуверенно ставит подпись, проверяет. Берет предыдущий договор, сверяет. Молодой человек уже кругами ходит по зоне посетителей. Наташа наблюдает, что у него неуверенная, пошатывающаяся походка. Потом отмечает, что одна нога наступает только на носок. Наташа подзывает его. Наташа. Вот тут подпись, вот тут. А еще мне нужно собрать персональные данные. Молодой человек (растерянно- жалобно). Данные, ну, если нужно. Наташа. Ладно, я бумаги подготовлю, а вы когда будете забирать подпишете. Молодой человек. Спасибо. Наташа протягивает ему деньги. Он выходит. Наташа. ДЦП, легкая форма и хороший уход. Блин, что с принтером. Обыскивает принтер. Что-то находит. Замирает. Наташа: Я нажимала кнопку индикатора. Выключатель сзади, а это — индикатор… Садится. Подавленно молчит. Наташа. Я и неделю тут не продержусь. Тупая курица. Все. Больше не отвлекаться. Читать нельзя. Писать нельзя. Поняла. Строит тут из себя. Учи как камни высчитывать и вообще вот спец литература. Сиди и учи. Проходит какое-то время. Наташа открывает интернет браузер. Набирает что-то на клавиатуре. Наташа (читает). Онкологический форум Вопрос: Рак вульвы — это смертельный диагноз? Ответ: Непременно, рак вульвы, как и злокачественное новообразования других локализаций серьезное заболевание, требующее к себе такого же подхода в диагностике и лечении. Однако оно, особенно на ранних стадиях, поддается лечению и даже излечению при небольших размерах опухоли. При выявлении на поздних стадиях лечение необходимо для предотвращения дальнейшего развития болезни. Наташа. Так, хорошо. Не хочу. .Открывает вкладку на панели инструментов. Наташа (читает). Евгения Ивановна. Нужен ты нам. Мы и вдвоем прекрасно проживем, хоть обе старые, обе больные, но проживем. Я без мужика, в холодной постели тридцать лет сплю, и она поспит. Лучше, чем с тобой. С тобой только трудности житейские будут. Иди без оглядки. Света. Почему он должен уходить? Ему некуда уходить. Он здесь имеет все права. Евгения Ивановна. Да он сам хочет уйти, ты не видишь? Света. Что ты вмешиваешься? Евгения Ивановна. Это моя комната, посторонним здесь нечего делать. Я же вижу, я не слепая. Постель-то не мятая. Фиктивно за него вышла, зачем тебе этот позор-то! Штамп захотела получить? Толя. Она не фиктивно, мы не фиктивно… Света. Может, нам вообще лучше уйти? Толь, пошли отсюда. Наташа. Класс! Откидывается на спинку стула, некоторое время сидит, она очень довольна прочитанным. Потом придвигается к клавиатуре. Интернет браузер, поиск. Печатает.

Вконтакте. Пользователь Наталья_ Сергеева. Сообщение в группу ПолТеЛа: Сегодня на 18.00. Не опаздываем. Читаем новый текст.

Сцена 1.5.

Палата: 9 кроватей, треснувшие стены, щели в окнах заткнуты ватой, заклеены скотчем, звонко капает из крана вода в раковину, по потолку идет трещина, напоминающая знак Зорро. Женщины, послеоперационные практически все с катетерами, капельницами. Утки, баночки с мочой под кроватью. Все застыли… ждут. Открывается палатная дверь, входят врачи, медсестры несут карточки, полотенца. Обход. Больная 1 (хорошо поставленным голосом торжественно). Уважаемые медработники! От неожиданности врачи и медсестры останавливаются. В этот светлый, замечательный день мы хотим поздравить вас с наступающим Новым годом! Хор больных. Ура! Ура! Ура! Больная 1. Пусть в следующем году, у вас сбудутся самые заветные мечты! Пусть государство подымет вам зарплаты! Пусть никто у Вас в семье не болеет и сами вы будете здоровы. Побольше благодарных пациентов. Море радости и любви! А еще наша дорогая Александра Семеновна написала вам стих. Все это время медработники удивленно стоят посреди палаты. Их взгляды перемещаются на старенькую Александру Семеновну. Она единственная не прикована к постели. Старая бабушка поднимается, стает по струнке и торжественно бормочет. Александра Семеновна. С Новым… шшшшггг. пп Ппптттррооо… врррраии Ааа. ккк.. лллдджжж… Счастливы! Все бурно аплодируют старушке. Та кланяется и снова ложится на кровать, так же по стойке смирно. Больная 1. А еще мы приготовили вам скромный презент от нашей палаты. Наташа неси! Наташа пряталась за дверью. Наташа показывается оттуда с букетом цветов и огромной коробкой конфет. Женщина. А теперь девочки все вместе. Хор больных. Поздравляем! Поздравляем! Ура! Больная1 достает хлопушку, из под подушки, раздается щелчок, вся палата, баночки с мочой, утки, прически и лица больных, халаты медработников радостно поблескивают конфетти. Женщины апплодируют. Возле палаты столпились ходячие больные, нянечки, врачи, медсестры всего отделения.

Сцена 1.6.

Ломбард. Наташа сидит перед монитором. Набирает текст. Священник. Слушаю тебя Надя. Грешна я. Вот вчера замечание этой сделала, а потом… на кой я лезу. Валька, со мной на соседней койке, всю морковку руками на базаре перетрогала. Я ей говорю: У тебя такая хворь, а ты руками. Не простую морковку, а тертую по-корейски. Я ее очень вкусно готовлю. Зачем, говорю руками, а как человек подхватит твою заразу?

Стук в окошко. Наташа испуганно отрывается от клавиатуры, смотрит в окошко. В окне пьяный мужчина с кровоподтеком под левым глазом. Наташа тянется к тревожной кнопке. Пьяный. ДЭвушка! А вы ото это примите? Бросает золотую цепочку с брелоком. Наташа (осматривает изделие, читает на брелоке). Людмила… У вас паспорт, код есть? Пьяный. Да, пожалуйста! (достает документы, протягивает Наташе). Только я это. Я не сдавать, я заложить. Мне тут на подарок… любимой не хватает. А то скоро праздник. Кстати, с наступающим. Наташа. Спасибо. Наташа быстро оформляет, отдает деньги. Пьяный уходит. Следом за ним заходит Валя. Валя. Что вы у него взяли? Наташа. Я не могу вам этого сказать. Валя. Я и так знаю, это цепочка с брелком «Людмила». Он его у Людки с шеи сорвал. Набухался, Людку отпиздил, она вон в больнице лежит. А ты приняла. Наташа. У него был паспорт и код. Валя. Он опять набухается. Наташа. У меня не было законных причин ему отказать. Валя. Эх, ты… Все вы такие. Уходит. Наташа смотрит в монитор. Открывает интернет браузер. Набирает что-то в строке поиска. Наташа (читает). Различают 4 стадии распространения рака вульвы: 1. I стадия — опухоль до 2 см в диаметре, ограничена вульвой; 2. II стадия — опухоль более 2 см в диаметре, ограничена вульвой; 3. III стадия — опухоль любого размера, распространяющаяся на влагалище и/или на нижнюю треть уретры и/или на анус. Имеются метастазы в пахово-бедренные лимфатические узлы; 4. IV стадия — опухоль любой степени распространения с отдаленными метастазами. Скажите пожалуйста, какой прогноз без операции? Если речь идёт о третьей стадии рака вульвы, прогноз неважный, но он ещё больше отягощается исходя из возраста Наташа. Ладно, этого не будет. Что там дальше… Вставляет флешку. Открывает вкладку. Набирает текст: Пятнадцатилетняя Мотя собралась в лес по грибы. — Я с тобой, — попросился Малюта. — Пойдем, — согласилась Мотя. Братья, сидевшие кружочком вокруг стола, только переглянулись. Они недолюбливали эту парочку. Они то и друг друга не особо любили, но общая нелюбовь к Моте и Малюте сплотила их. — Ты там Мотя деревья не поваляй, ненароком, — с ухмылкой сказала старший брат. Он с завистью смотрел на свою почти двухметровую, широкую в спине, сильную в руках сестру. — Не бойсь, я тебе березки оставлю, что б было за что спрятаться, — парировала Мотя. — Мотя, ты не расти больше, а то от тебя женихи уже как черт от ладана бегают, — поддержал старшего брата второй. — За своими невестами следи, вон смотри, под окошком собралось, проходу не дают. Наташа. Вот так, наверное. Потом перечитаю. А сейчас, где вы там, мои дорогие. Открывает интернет браузер, набирает адрес. Вконтакте. Пользователь Наталья_ Сергеева. Сообщение в группу ПолТеЛа: Выступаем послезавтра! Мы молодцы, у нас все будет хорошо. Никому не бояться! Это приказ. Все. Все обо всем помнят! А что б накалить обстановку… Помните! Будет телевидение и радио! Все зафиксирует. Вы будете героями нашего города. Мальчики и девочки, готовьтесь отбивать атаки фанов.

Сцена 1.7.
Небольшая комната в частном доме. В углу стоят иконы, запалена свечка. Женщина в платочке крестится, читает «Отче наш». На кровати лежит Женщина. Наташа сидит в сторонке на стуле. Женщина в платочке неистово перекрестившись садится рядом с лежащей Женщиной. Берет со стола коробочку в ней два отделения, в одном из них лежат косточки кизила. Она берет одну косточку, читает заговор. Прочитав 1 раз, косточку перекладывает во второе отделение. Женщина в платочке. Рожа рожица заря заряница. (слышатся только отрывки) Ты, рожа, колюча, ты, рожа, пекуча, ты, рожа, горюча, ты, рожа, колюча, ты, рожа, черна, ты, рожа, червона, ты, рожа, желта, ты, рожа, синя, ты, рожа, бела, ты, рожа, летуча, ты, рожа, повзуча, ты, рожа, бегуча, ты, рожа, водяная, ты, рожа, ветряная, ты, рожа, пристречна. После прочтения заговора, она дует на лежащую женщину, сплевывает в разные стороны. Повторяет, пока в первом отделении коробочки не остается ни одной косточки. Женщина в платочке. Вот Богу помолясь и пройдет все, да ко мне тут такие приезжали, в мехах, и ничего помогла, я еще сглаз могу снять. А шо? У меня бабка такая была. Мне говорят, дай заговор я сама почитаю, разные, которые приходят, я говорю — на, что жалко мне, что ли. Только дела не будет, не будет. Вы принесли камфорный спирт, давайте. Наташа (достает из пакета). Вот все как вы сказали, темно синие салфетки, спирт камфорный, мел и простыни. Женщина в платочке. Давай сюда, вот хорошо. Еще три раза надо, уж слишком много у вас этого, много. Женщина. А онкологию можете? Женщина в платочке растирает лежащую и тихо приговаривает. Женщина в платочке. Не, это не могу, вот рожа — это мое, сглаз там, родимчик, если уписивается, энурез всякий, это берусь. Аллергия могу, онкология не могу. И пьяниц не могу. Вот пьяниц. Я ведь в детском садике заведующей работала, как придет вот такая пьяная рожа забирать ребенка, а мне так обидно, так обидно. Дите все видит, страдает— как можно? Я так думаю, если б у меня сын пил, я б ему ноги переломала…(видит недоуменный взгляд больной) ничего сидел бы в инвалидной коляске, я б все стирала, ухаживала, но пить бы не дала. Лучше б с инвалидом, не так стыдно. Звонит телефон. Женщина в платочке (Наташе). Ой, деточка, на вот тут еще потри, а вот тут мелом труси, хорошо труси не жалей. Наташа встает со стула, начинает растирать камфорным спиртом и трусить мелом. Женщина. Я ее знаю, она действительно заведующая, я садики курировала, студентов к ней приводила. Она меня не помнит? Или делает вид? Наташа. Не знаю. Тебя трудно не запомнить, ты такая у меня… Женщина. Значит вид делает. Ну, и я промолчу. Ты когда на работу? Наташа. Через три дня. Женщина. В пятницу. А у меня в пятницу рентген. Значит, не пойду. Подожду, когда ты освободишься. Наташа. Ма, так это аж через неделю. С папой сходи. Женщина. Не.. с папой не, я с тобой, ничего, неделя, это быстро. А на работу, это ты хорошо, что устроилась. А то ни трудовой, на пенсию не заработаешь. Наташа молча растирает. Женщина. Ничего, я все правильно говорю, хватит сидеть дома работать. И писать, это, знаешь, нужно так, в свое удовольствие. На этой писанине не заработаешь. И это, твое частное предпринимательство — ничто, надо в трудовую запись. Наташа. Да, мам. Женщина. И такая работа, такая работа. Пятнадцать дней дома, а там сиди. Пиши себе, читай. Наташа. Мама!!! Женщина. Не сердись, работать нужно. Мне, конечно, жаль, что ты не в школу. Вон ты со своими театралами возишься… бесплатно… а могла бы!.. Наташа. Опять ты за свое. Женщина. У тебя высшее, ты и учитель и психолог. Почему ты не хочешь работать? Наташа. Мам, я тебе говорила. Женщина. Ну, хорошо, хотя мне все равно не понятно. А вот в туризм, ты ведь даже директором была. Или в журналистику. Почему? У тебя ведь все получалось. Наташа. Получалось. Женщина. Наташа? Что ты хочешь? Возвращается женщина в платочке, одобрительно кивает. Женщина в платочке. Извините, у меня там соседка пришла. (Наташе) Давай салфетки. (Наташа подает, женщина накладывает салфетки сверху на пораженные участки тела), Вот цвет хороший, а то принесли одни мне белые, говорят: какая разница? А я им, если я сказала синие, значит я знаю о чем говорю. Мне не нужно белые, мне не нужно зеленые или красные, разве сложно синие. СИНИЕ! Женщина. Мы, правда, еле нашли такой цвет. Женщина в платочке. Ну, нашли ж? Молодцы. (Смотрит в окно, потом опять на больную). Соседка моя, все за землю борется. Наследство у них с братом, не поделят. Говорит, что сглазили ее. Просит выкатать. У меня такие интересные случаи были. (Наташе). Помоги, детка, давай перевяжем теперь. (Наташа помогает). Вот, яйцо все черное, и рисунок там. Да, я увидела бумаги. Говорю, сглазили тебя из-за бумаг каких-то. А она — точно! А откуда вы знаете? Женщина. Может, и меня сглазили? Женщина в платочке. Давайте посмотрим в следующий раз. Давайте посмотрим. Я яйцо приготовлю. Женщина в платочке помогает больной подняться. Та одевается, берет сумку, дает деньги. Женщина в платочке. Спаси вас Бог. До четверга. Женщина с Наташей уходят.

Сцена 1.8.

Ломбард. Наташа забегает в ломбард, пол весь в крови, стоит милиция, что-то пишут, врачи накладывают повязку Анне. Василий Петрович суетится. Милиционер. Куда вы, тут нельзя. Наташа. Я сменщица, я тут работаю. Анна. Это моя сменщица. Все правильно. Василий Петрович. Да, да, это к нам, сюда. Наташа, проходи. Ты Аню смени, тут инцидент такой. Наташа заходит в зону специалиста, Анна вся в крови, на щеке резаная рана. Но Анна бодро, наигранно весело что-то говорит доктору. Наташа. Ань…. А что? А как? Анна. Пол мыла в зоне посетителей. Входную дверь закрыла на ключ. А потом мне нужно было пройти к себе сюда, а значит там дверь открыть, а сюда успеть дойти и нашу вот эту (показывает на дверь отделяющую зону специалиста от зоны посетителя) закрыть. А этот мужик, входную открыл и на меня сзади. Я вывернулась, я что, зря столько лет татами топтала. Я шваброй его, а он душить начал, до шеи сволочь дотянулся, а я его ногами отпихиваю, смотрю, он хватку ослабил и в карман, а оттуда, гвоздь что ли, я не поняла, и мне по лицу. Я боли не почувствовала сразу. Только что-то теплое, я как ногами его отпихну, как заору. Он сумку мою схватил, а я о себе забыла, думаю ТАМ Томе ПОДАРОК. Я за ним, кричу — ловите! Он сперепугу сумку бросил. И смылся. Вот (радостно показывает сумку, вынимая из нее детскую мягкую игрушку- слоника) Наташа смотрит на слоника, переводит взгляд на Анино лицо. Долго стоит и смотрит. Врач заканчивает свою работу. Уходит. Милиционер. А лицо помните? Опознать можете? Аня. Нет, он в шапке глаза прорезал. Лица не видно было. Милиционер. А рост? В чем одет был? Анна. В куртке серой, или черной, грязной в общем. Рост средний. Не толстый, не тонкий. Милиционер отходит, подходит к Василию Петровичу. Милиционер. Даже не стоит и шум разводить. Висяк. Василий Петрович. Мы потом поговорим. Наташа. Ты Вове позвонила? Анна. Конечно, сказал, что я — героиня. Наташа. И все? Анна. И все. А что ему еще говорить. Наташа. Ты в больницу, что б осмотр… Анна. Да, конечно, ты завтра выйдешь? Наташа. Выйду, не волнуйся. Анна. Ну, он от меня тоже отгреб. Наташа молчит. Анна. Давай посчитаемся, что б я тебе сдала все как нужно. Наташа. У тебя все в норме, я и так знаю. Давай в больницу. Василий Петрович. Девочки, панику не разводим. Тревожная кнопка под рукой всегда. Это просто случай. Ничего не бойтесь. Наташа с Аней вдвоем посмотрели на него. Василий Петрович сникает, начинает говорить быстро, путано. Василий Петрович. Ну, да, надо камеры наблюдения, но это дорого, вряд ли они там раскошелятся, вы знаете, что я такой же нанятый как и вы. Тревожную кнопку держите рядом. Анна. Десять минут, Василий Петрович. Десять. Наташа. А я татами не топтала. Значит, меня б отсюда вынесли под простыней. Василий Петрович. Не надо так, перестань, ну, что ты говоришь. Это случай. Аня, давай я тебя домой… Анна. Домой? А почему не в милицию? Василий Петрович. Никуда она от нас не денется, а потом, я тут в офис позвонил, в общем, я тебе по дороге расскажу. Собирайся. Что-то говорит, Наташа как в тумане, помогает Ане собраться. Все уходят, Наташа моет полы, смывает кровь. Очень быстро и испуганно открывает входную дверь и залетает в свою зону, поспешно проворачивая ключ. Ключ не проворачивается, Наташа долго дергает им в замке, наконец, закрывает. Садится на свое место и долго смотрит в погасший монитор. Включает компьютер. Наташа (читает). Тупольски. Это все лишь формальности, Катурян. Понимаете? (Пауза.) Ваше место работы? Катурян. Скотобойня в Каменце. Ариэль. Ты же писатель… Катурян. Ну и что же… Это не так плохо. Тупольски. И вам нравится эта работа? Катурян. Нет, но не так уж это и плохо. Ариэль. Резать животных. Катурян. Я никого не режу. Только мою. Ариэль. А, ты не режешь… Только моешь. Катурян. Да.

Сцена 1.9.

Квартира Наташи. Ужин. Варя и Сергей едят суп. Наташа просто сидит рядом и смотрит в свою тарелку. Сергей поглядывает на нее. Варя просматривает новостную ленту на планшете. Напряженное молчание. Сергей. А что ты хотела, что б я тебе сказал? Наташа. Увольняйся. Сергей. Подожди. Давай по порядку. Ты меня никогда не спрашивала, где тебе работать, не советовалась. Можно сказать, ставила в известность. Единственный раз я настоял, что б ты ушла, когда твои расходы вдвое превышали доходы. Тогда было разумно, продолжать заниматься всей твоей лабудой дома. Наташа. Почему лабудой? Сергей. Ну, извини, не лабудой. Я тогда мог за все заплатить. Сейчас не могу, но не в том вопрос. Ты решение принимала сама? Рассказывала мне, как классно, что ты сможешь писать…. что 15 дней? Наташа молчит. Сергей. А сейчас, не уверена, и хочешь, что бы решение за тебя принял я. Правильно? Наташа молчит. Начинает плакать. Сергей. Ну, если тебе страшно, конечно, увольняйся. Наташа. Мне не страшно. Вернее, мне страшно, но дело не в этом. Сергей. А в чем? Наташа. Все бессмысленно. Сергей. Я не понимаю. Наташа. Я понимаю свою бесполезность и бессмысленность 10- часового сидения в ломбарде. Сергей. Подожди. Во-первых, ты там читаешь больше, чем сидя дома. Правда? Наташа. Да. Сергей. Мало того, ты подтянула недописанный роман, написала пять стихов и пьесу. Наташа. Да. Сергей. И за это тебе еще и заплатили. Наташа. Да, но это неправильно. Понимаешь? Так нельзя, это не честно. Я сижу в клетке. У меня даже окна нет. Делаю ошибки, потому что не тем занимаюсь… ненавижу ломбард. И себя там ненавижу! Даже имея такие преимущества. Сергей. Наташа! Чего ты хочешь? Иди работай в другое место. Наташа. Куда? Кроме ломбарда можно продавцом или уборщицей. Сергей. Да, почему, блин так. Ты работала журналистом, иди опять, или в туризм. Наташа. Там платят копейки, а заставляют писать о таком… они насилуют меня, понимаешь? А туризм, ты вспомни… У меня чуть Варя раньше времени не родилась от той нервотрепки. Но и это не то, понимаешь… Платят копейки, требуют душу, а я хочу… (плачет). Что б от меня отстали. Все. Мне мешают сосредоточится на том, что мне кажется важным. Что б я не слышала слова — деньги и больно… Сергей. Это эгоизм…. Не одной тебе сейчас тяжело. Уходи, сиди дома, пиши. А мама… что ж ты поделаешь… будем бороться… может… Наташа кивает, плачет, Сергей обнимает ее.

Сцена 1.10.

Ломбард. Наташа (читает с монитора). И вздрогнул он, как некто виноватый При грозном оклике. Я слышал, будто Петух, трубач зари, своей высокой И звонкой глоткой будит ото сна Стук в окно. Наташа поднимает глаза. Милиционер приветливо улыбаясь протягивает перстень. Георгий. Здрасьте, а вот это. Оцените. Сколько? Кладет перстень в окошко. Наташа рассматривает, берет лупу. Читает. Наташа. Жоре Георгий. Да, это мне брателло подарил. Классный перстень. Но, блин, зарплату задерживают, а завтра День рождения. Надо отметить. Наташа взвешивает. Наташа. 3200 Георгий. Хорошо, даже классно. А как долго можно? Наташа. На месяц. Георгий. Так, ну, у меня раньше и не получится, даже если зарплату дадут, нужно долги пораздавать. Наташа. Через месяц можно прийти, перезаложить. Георгий. Понятно, а много я переплачу? Наташа. Если всю сумму будете брать, 670 грн. Георгий. Не х… себе. Наташа. Выгодней на 15 дней. Георгий. Не.. я не выкуплю… Ну, давай, оформляй. Все равно некуда деваться. Наташа. Паспорт, код Наташа оформляет документа. Георгий. Недавно здесь вас открыли, я тут патрулирую. Наташа. Угу. Георгий. А вас охраняют как-то? А то я слышал. Наташа. Охраняют. Георгий. Хреново охраняют. Наташа молча оформляет документы. Выдает деньги. Георгий уходит. Наташа открывает вкладку на панели инструментов. Наташа (читает). Да, государь мой? Смею вас уверить Свой долг и душу я блюду пред богом И пред моим высоким королем; Стук в окно. Клиентка протягивает горсть колец, цепочек. Клиентка. Я тут рядом с вами торгую, оцените, пожалуйста, у меня мама заболела. Наташа. Мама… Клиентка. Да, на операцию не хватает. Сколько там? Наташа взвешивает золото. Наташа. Почти на 4 тысячи Женщина. А если я выкупать не буду? Наташа. Тогда 3400. Женщина. Блин, много теряю. Но ведь я могу вам сказать, что сдаю по залог, а сама сдать и не прийти. Вы же за мной бегать не будете? Наташа. Не буду. Женщина. Вы оформите? Как под залог? Наташа. Да. Оформляет, отдает деньги. Женщина. У меня правда, мама больна. Наташа. Я вам верю. Женщина. Спасибо, всех благ, с праздниками. Наташа. Взаимно Женщина уходит. Наташа открывает вкладку читает. Наташа. Да, государь мой? Смею вас уверить Свой долг и душу я блюду пред богом И пред моим высоким королем; Стук в окошко: Два пьяных подростка протягивают грязный мобильный. Первый подросток. Сколька? Наташа. Мы не принимаем такое. Второй подросток. Нефига, у тебя на стене нарисована мобилка. Значит принимаете. Наташа. Он грязный. И потом, с 18. Паспорт и код? Второй подросток. Мне 18, вот паспорт. Демонстрирует паспорт, но Наташе не протягивает в окно.

Первый подросток. А где написано, что вы не принимаете. Наташа. Сейчас. Набирает на компьютере. Печатает принтер. Наташа вкладывает в файл напечатанный лист. Ставит внизу подпись, протягивает подросткам. Первый подросток. Правила приема бытовой техники: Второй подросток. Вот сучка Первый подросток. В чистом виде, с оригинальной упаковкой. (бросает файл в окно) Да на, задавись. Наташа. Сейчас охрану позову. Второй подросток. Ой, мы прям в обоссались.. да, Витек? Выходят. Наташа ходит из угла в угол по трем квадратным метрам. Потом темп увеличивается до бега. Она бежит от стены к стене. Спотыкается о тепловентилятор. Тот падает гудит. Наташа успокаивается. Садится на место. Открывает вкладку на рабочем столе монитора. Наташа (читает). Да, государь мой? Смею вас уверить Свой долг и душу я блюду пред богом И пред моим высоким королем; Откидывается на спинку стула. Наташа. Капец. Открывает новую вкладку в интернет браузере, пишет в строке поиска. Наташа (читает). Не существует доказательств эффективности альтернативных препаратов в лечении раковых заболеваний. Альтернативные средства также имеют побочные эффекты, а при их употреблении одновременно с химиопрепаратами побочные эффекты могут усилиться, а непосредственный лечебный эффект последних — уменьшится: слишком мало информации о взаимодействии химиопрепаратов и альтернативных лекарственных средств. «Природное» — не всегда самое безопасное. Если Вами принято решение об использовании альтернативных препаратов во время лечения рака, обязательно сообщите об этом врачу-онкологу. Выбор останется за Вами, после того как врач расскажет Вам о всех возможных рисках.

Сцена 1.11.

Ломбард. Вечер. Весь базар украшен елочными украшениями. На каждом углу продают елки. Вокруг киоска лужи. С крыш капает вода. Продавцы выпивают, поздравляют друг друга «С Наступающим!». Наташа украшает зону посетителей новогодними украшениями. В ломбард заходит Варя. Наташа обнимает ее. Наташа. Пойдем внутрь, тут холодно. Наташа открывает двери зоны специалиста. Варя деловито заходит, оглядывается. Варя. Как у тебя интересно. А это что? Наташа. Весы. Варя. Давай взвесим мою шапку. Наташа. Давай. Взвешивают шапку. Варя. А сапог? Давай сапог? С энтузиазмом расстегивает молнию на сапоге. Наташа. Не шали. Он мокрый. Варя. И не только снаружи. Там такая лужа возле твоей будки. Наташа. Варя!? Что действительно промокают? Варя. Ма! А когда у тебя зарплата. Наташа. Через 15 дней, а что? Варя. Давай мне новые сапоги купим. А то эти промокают и совсем не модные. Наташа. Это… у папы тоже там сейчас денег нет. Блин. Варя. Да, ладно, посушим. Ма, а че мы такие вдруг бедные стали? Вдруг. И машину продали. Наташа. Мы не бедные. Просто не так хорошо как раньше… Много причин, малыш. Варя. А папа будет опять много зарабатывать? Наташа. Он старается, ты ведь видишь. Варя. А долго еще? Наташа. Не знаю, но я думаю, что все наладится. Варя смотрит на свои сапоги. Потом начинает перебирать предметы на рабочем столе. Заглядывает в ящички. Варя. А это что? Наташа. Камушек, что б золото проверять. Варя. А у меня сережки золотые, давай проверим. Наташа. Золотые. Можем не проверять. Реактив — кислота, вредно вдыхать. Варя. А тебе что, не вредно? Ма, а давай сегодня оливье сделаем Наташа. Давай. Варя. Ма, а скоро Новый год. Я вот думаю, можно ли мне Деду Морозу кое-что заказать? Наташа достает лист бумаги. Наташа. Список длинный? Варя. Вообще то да. Но я скромно. Записывай, значит, хочу новый телефон, планшет, много конфет, мягкую игрушку, футболку с Куртом или можно с Акселем. Наташа иронично смотрит на нее. Варя. Ну, хотя б сапоги новые (сникает). Или только футболку. А может!?…(смотрит на Наташу, опускает глаза, машет рукой) а, ладно, проехали. Наташа снимает со своей руки кольца. Взвешивает. Варя. Ма, ты че? Наташа. Пойдем купим сапоги, я тут видела магазинчик, классные такие, тебе понравятся. Варя. Я не хочу сапоги за твои кольца. Наташа. А я в зарплату верну все, не переживай. Через 15 дней, и папа что-то заработает. Все будет пучком, как ты говоришь. И оливье тоже.

ЧАСТЬ 2

Сцена 2.1.

Наташа сидит в ломбарде перед монитором. Набирает текст на клавиатуре. Наташа (печатает). Света: В гинекологии. Священник: Оральным сексом занималась Света: Чего? Священник: Анальным? Групповым? Света: А какое Вам дело? Стук в окно. Наташа испуганно закрывает текстовый редактор, вытягивает флешку, прячет в карман. В окно смотрит Василий Петрович. Василий Петрович. Он иронично улыбается. Василий Петрович. Ты что, не слышишь, когда входная дверь открывается? Я в который раз прихожу и ты глаза отрываешь, только тогда, когда стук в окне. Наташа. Не слышу. Василий Петрович. Открывай, у меня новости. Наташа открывает дверь. Василий Петрович заходит, садится рядом с Наташей. Василий Петрович. Вот, а что ты читаешь? Наташа. Да так, всякое. Василий Петрович. Так вот, новость у меня. Закрывают сеть наших ломбардов, не выгодно им у нас. Наташа. Как закрывают? Почему такие выводы всего за два месяца. У нас только люди пошли. Василий Петрович. Прикинь, только трудовую мне испортили. Наташа молчит. Василий Петрович. Будем закрываться. Ты считайся давай, обзвони клиентов, что б позабирали кто что может. Наташа. А если не могут. Если рассчитывали на время. Если денег нет Василий Петрович. А мы при чем. Звони рассказывай. Так мол и так. Пусть забирают, иначе все в Донецк уедет. Наташа. Вы представляете, что будет? Василий Петрович. Что будет, то будет. До конца месяца нужно закрыться. И еще, сказали будут проверять все, что вы напринимали. Если не золото… или в граммах ошиблись, то будут снимать с зарплаты. С последней. Наташа. А проверять при нас будут. Василий Петрович. Не знаю, не факт, могут уже в Донецке. Наташа. Так они там напроверяют в свою сторону. И не докажешь. Василий Петрович. Не волнуйся так, все будет хорошо. Уходит. Наташа берет мобильный. Наташа. Сережа, нас закрывают. Представляешь? Нерентабельно… Скажи?!… Не знают, я не думаю, что по сокращению. Это ж им платить потом… Да, скорее по соглашению…. Ничего ты им не докажешь… Ну, напишу и что? Они зарплату не дадут последнюю… Ты сам знаешь где мы живем… А так хоть что-то… Да вся бухгалтерия в Донецке. Я что? Туда с адвокатом ездить буду. Не смеши… Ладно… Да, я хотела уйти отсюда… Не знаю радоваться или огорчаться… Да…. Только вот боюсь, что меня там сверху освобождают от работы, потому что я скоро буду нужна в другом месте. Вот что страшно… И на сколько не известно… Да, пока… Стук в окно. Георгий. Я тут мимо проходил. Как жизнь? Наташа. Вы очень вовремя проходили. У меня к вам неприятная новость. Нас закрывает. Георгий. Не понял. Наташа. Ломбард закрывают. Вам до конца месяца, а это 7 дней, нужно выкупить ваше изделие. Георгий. Та епт… Что за…. Я ведь тебе говорил, у меня нет. А днюху я уже отпраздновал. Наташа. Я не виновата. Георгий. А куда денут печатку? Наташа. В центральный офис. Донецк. Георгий. Куда? Блин… Это ж мне брателло подарил. Оно именное. Что за контора, блин «рога и копыта». И что делать, епт… Наташа? Я сама такая… Георгий. Та что мне с того… ой, е… Наташа что-то обдумывает, смотрит внимательно на Георгия. Наташа. Есть выход. Но меня за это могут… Георгий. Какой? Наташа. Я даю печатку, вы идете в другой ломбард закладываете, мне деньги приносите. Георгий. Это хорошо. И что? Вот так… дашь? Наташа. Дам, я дура. Георгий. Да ты шо? Я не этот. Я все принесу. Наташа отдает ему печатку. Георгий уходит. Наташе вдруг понимает, что она наделала, поднимается со стула, чтоб остановить его, но не успевает. Наташа начинает ходить из угла в угол. Достает салфетку, вытирает пот с лица. Садится, встает, ставит чайник. Чайник закипает, Наташа достает сахар, пакет выпадает их рук, сахар рассыпается, она убирает. Достает чашку, наливает кипяток, кладет пакет с чаем. Ставит на угол стола, чайник прячет, поворачивается, задевает чашку, она падает на пол, кипяток обжигает руку. Наташа не обращает внимания. Моет пол. Садится за комп. Смотрит в погасший монитор. Заставка. Наташа. Я хочу на море… Просто плыть… далеко… В окне улыбающееся лицо Георгия. Он протягивает пачку денег. Георгий. А шо? Боялась, небось?

Сцена 2.2.

Вестибюль Дома культуры. Ярмарка вакансий. Стоят столы. На них или над ними надписи — Хлебозавод № 5, Требуются менеджеры. Официанты. Центр занятости населения. Экономист, бухгалтера. Консультации по трудоустройству и т. п. Много людей. Наташа подходит к каждому столу. Берет контакты, с кем-то разговаривает, с кем-то просто здоровается.

Сцена 2.3.

Наташа сидит в просторной комнате, вокруг нее сидят: Владелец журнала, Директор центра детей аутистов, Женщина, Лектор курсов повышения квалификации. Отдельно сидит Сергей за рабочим столом. Он работает на компьютере, отвечает на телефонные звонки, сам звонит. Владелец журнала. Вы опытный редактор и журналист, я помню, когда Ваше издание приносило мне массу неприятностей. Вы были сильным конкурентом. Директор центра детей аутистов. Нам не нужны простые педагоги, мы хотим творческих, интересных. У вас такое резюме, мы б с вами сработались. У нас открывается первый класс, а у вас специальность практический психолог, учитель младших классов. Это как раз к нам. Сергей. А прo зарплату ты спросила? Наташа (к собеседницам) . А какая у меня будет зарплата? Владелица журнала. Поначалу минималка, а потом, вы понимаете, я стара, я хочу это оставить в надежных руках это дело. Мне нужен человек, которому бы я доверяла. Конечно, у меня есть дети, но ваш опыт… Директор центра детей аутистов. Мы вас не обидим. Сергей. Не верь ей, это не деловой разговор. Я знаю как не обижают на 100 баксов в месяц. Владелица журнала. Особенно меня поразило, что вы свой журнал стали распространять на всю Украину, и политика у вас такая была… достаточно дружелюбная. Надо же попросить все журналы нашей тематики обменятся рекламными блоками. Наташа. Место под солнцем хватит всем. Сергей. Ну, и иди. Зачем тебе больные дети? Директор центра детей аутистов. Нам помещение город должен выделить, вот на днях. Я вот долго добивалась и добилась. Был у меня реабилитационный центр для детей с ДЦП. Сначала платно, родителям тяжело, я добилась, что б бесплатно, завезла дорогущее оборудование. Даже автобус собирал детей по городу. Специальный человек был, который помогал с этажей спустить. Так родителей и это не устроило. Однажды, когда один ребенок месяц не ходил, а у нас оставил штанишки, мама забыла, не помню почему, не важно, так вот эта мама заявляет: вы все равно автобусом ездите, завезите мне штаны. Они привыкли, что за них все делают и все их жалеют. И своим больным детям и шанса не дают. Вот смотрите (показывает фото с улыбающимся ребенком с ДЦП, который играет на бубне) не нужно им это не нужно. А аутистов оказывается так много. Я нашла программу…(продолжает говорить, но тихо не слышно) Наташа поворачивается к Сергею. Наташа. Мне не интересен агропромышленный журнал. Я это уже отработала. Ты понимаешь? Сергей. Не совсем, если платят, то почему и нет. Что у тебя большой выбор? Наташа. Меня тошнит от рекламных блоков и хвалебных статей. Сергей. Как знаешь. Звонит Наташин мобильный. Наташа. Да, любимая. Что ты сегодня кушала? А почему? Денег мало осталось? Мы с папой пришлем? Заработаешь? Через пять дней денежку дадут… Хорошо. Да, мы вышлем сегодня. Прячет мобильный. Владелица журнала. Сейчас выживать частному предпринимателю очень тяжело, да вы в курсе. Но минималку я смогу заплатить. Директор центра детей аутистов. Вот, мы находим ресурсы, что б наши работники не были обижены Женщина. Мне так хотелось жареный пирожок с горохом, ты принесла, я с такой жадностью его съела. А потом вырвала. У меня такие прямо видения были. Сирень… Целый сад сирени и я лечу над ним. Красиво. Боль отпустила, но потом так тошнило. Что они мне укололи? Ты пойди спроси. И денежку всунь. Лектор. Наши курсы повышения квалификации учителей продляться неделю. Курсы посвящены инклюзии в образовании. Наташа. Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана буду резать буду бить, с кем останешься дружить? Владелец журнала исчезает. Директор центра детей аутистов. Я привезла очень интересную методику альтернативной коммуникации. Дети общаются при помощи карточек. У нас очень интересный коллектив. Все просто творческие люди, они понимают проблему. А вот это Коленька. Да голова у него не пропорциональная, много дефектов, и родители не следят за ним, вечно грязный, мои девчонки ногти ему стригут. Да, аутизм с умственной отсталостью. Не все гениальны, и уникальны как нам хотят представить масс-медиа, но многие да. Многие умненькие. Просто с ними правильно нужно работать. Женщина. Не надо мне больше наркотиков. Ничего, потерплю. Не обращай внимания, если я и пошиплю и постону. Ничего страшного, а то взяла моду, чуть что и наркотик. Убить меня хочешь? Я не хочу превращаться в овощ. Лектор. Очень большое значение имеет природоведение в младших классах. Это очень важный предмет. А вот учебники математики на первые классы запороли, просто запороли. Столько ошибок я за всю свою трудовую деятельность не видела. Наташа смотрит на лектора. Наташа. Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана буду резать буду бить с кем останешься дружить. Лектор исчезает. Женщина. А еще можно соду пить. Главное ощелачивать организм. Столовую ложку соды на полстакана воды, три раза в день. Это ослабляет раковые клетки. Директор центра детей аутистов. Можно написать проект, вам нравится театр, да? Я слышала есть в Киеве театр с людьми болеющими синдромом Дауна. У меня старшая группа — взрослые Даунята. Мы их приспосабливаем к самостоятельной жизни. Учим готовить, шить. Можно попробовать поработать с ними творчески. Это так, на будущее. Наташа встает медленно идет к директору. Наташа. У меня есть опыт написания проекта. Директор центра детей аутистов (неуверенно). Ну, я не знаю, у меня наверное опыта побольше, и потом я вот….я создала вот этот центр. Наташа медленно идет к ней. Наташа. А еще я тоже хочу пройти курс на АВА терапевта. Директор центра детей аутистов. Вам, как учителю младших классов, это, может, и не обязательно. Наташа.Но как психологу, мне очень интересна новая методика. Тем более, что она такая действенная, как вы мне рассказывали. Женщина. Доченька, а я вычитала новое лекарство ДСА, это сильный яд, но пишут помогает. Звони вот сюда, заказывай. Наташа останавливается. Смотрит на Сергея.

Сцена 2.4.

Та же просторная комната. Наташа сидит рядом с Сергеем. Сергей продолжает работать. Рядом в кресле спит Женщина. Директор детского центра аутистов ходит по комнате из угла в угол. Наташа следит за ней глазами, больше никто на нее не обращает внимания. Сергей. Домой? Наташа. Нет. Сергей. Сейчас, минуточку, я тут доделаю одну штуку… Сергей внимательно смотрит в монитор. Наташа. Медсестра говорит, я сплю, и слышу стук, думаю, может, меня кто-то зовет, а маму рядом с ней, через стенку положили, в палату для медработников. Говорит, захожу, а она ногу трет, так трет, что кроватью в стену стучит. И обезболивающего не просит. Отказывается. Молча трет и стонет. Но стонов медсестре, не слышно, только стук. Вчера утром мама поняла, что укололи наркотик. А наркотик это уже все.. Понимаешь?… Она отказывается от уколов. А самое страшное, они денег с меня не берут. Никто… Даже медсестра. Я хотела, что б она ночью… А она, даже злилась на меня, руку с десяткой отпихнула. Это значит, что все… Только ждать… Наташа. Дай, мне пожалуйста, комп. Я на минуту. Открывает интернет браузер. Печатает.

Вконтакте. Пользователь Наталья_ Сергеева. Сообщение в группу ПолТеЛа: Сегодня опять занятий не будет. Простите меня. У меня ад.

Сергей. А экзамен на АВА терпевта? Сдала? Наташа. Нет. Ты ведь видел как я учила эти месяцы. Сергей. Я тебя предупреждал. Наташа. Да… предупреждал. Но ты представляешь, набрала 79 баллов из 80. Первый раз у меня завис комп и все результаты теста после перезагрузки исчезли. Я написала письмо, что у меня так мол и так. Можно ли еще раз сдать экзамен. Мне разрешили. Я второй раз заполнила, но начала сомневаться в нескольких вопросах. Первый раз, главное, не сомневалась. Так вот отправила экзамен, мне через несколько секунд результат 79, а нужно 80. А потом, представляешь, открываются правильные ответы. А там…. В общем, первый раз я все правильно ответила. Сергей. И зачем оно тебе нужно? Наташа. Я тут пользу приношу, Сережа. Я понимаю, что я делаю и зачем. Сергей. За 100 баксов. Наташа. Да, маловато, конечно, но, может…. Сергей. Тебя ни я, ни Варя не видим, приходишь уставшая. В чем мы виноваты? Ты уделяешь внимание чужим больным детям, а своим даже материально это не компенсируешь. Женщина. И электрофорез с серебряной водой нужно заказать. Вот написано, женщина на 4 стадии вылечилась. Давай, закажем? Ну, не вижу я себя в могиле. Не вижу. Директор центра детей аутистов (останавливаясь перед Наташей). Многие родителя говорят, что им дорого, но нам ведь тоже нужно на что-то жить? Ведь дети требуют больших усилий… Наташа. Вышел месяц из тумана, вынул ножек из кармана, буду резать буду бить, с кем останешься дружить. Директор центра детей аутистов исчезает. Наташа. Я на нее всю свою жизнь обижалась, что она отдала меня на воспитание к дедушке с бабушкой. Ничего плохого там не было. Меня любили, холили. И я их очень любила. Но детские воспоминания — это я болею, а рядом бабушка, я иду на спортивную гимнастику — рядом дедушка. А она всегда работала, всегда занята. А мне так хотелось жить с ней с папой. Ведь Ромка жил с ними. А я иногда, по субботам-воскресеньям. И так до одиннадцати лет. А потом вдруг бабушка заболела, тоже рак, и меня отдали родителям. А я уже… не так все… понимаешь? А сейчас я к ней привязана. Со мной папа даже больше возился. А сейчас я типа должна. Сергей. Ты хочешь ее бросить?. Наташа. Нет, конечно, нет… Я на море хочу…

Сцена 2.5.

Идет, садится рядом с женщиной. Женщина. Ты такая маленькая родилась. Недоношенная. И я помню жарко так было. В пятницу у меня вода пошла. Я в больницу. Вечер уже врачей никого нет. Так и положили меня. В субботу и воскресенье никого, как ты без воды три дня? Выжила, я потом подумала, что ты ногтиком пузырь ковырнула, а потом попой прикрыла. Вот, а дедушка Андрюша, как узнал, что меня не смотрят, такой там скандал устроил. Он такой был. И меня в понедельник под капельницу… привязали и не двинутся. И рожай…. А ты еще попой вперед лезла. Маленькая такая. Думали не выживешь. Наташа. Не, мы с тобой живучие. Сергей встает, подвозит к ним инвалидную коляску. Уходит, садится за рабочий стол. Наташа помогает женщине пересесть в инвалидную коляску. Женщина. А они, бабушка с дедушкой, так тебя ждали, как своего ребенка. Они следили, что б я хорошо питалась, после роддома сразу к себе отвезли. Бабушка очень переживала как я тебя назову. Но ей понравилось… А потом они тебя так любили. А у меня работа, работа, диссертация. Они мне так помогли тебя выходить и вырастить. Ты такая доходяга была. Бывает бабушка звонит и говори, все, помирает Наташка, и я лечу к тебе, мы сидим обе над тобой и думаем что все… Это страшные воспоминания. . Мне так перед Сережей стыдно, он сердится, что ты со мной… Наташа. Он все понимает. Женщина. И девочки, мои хорошие, как они без мамы. Наташа. Они справятся. Женщина. Я не могу без тебя, эти мужики, они не могут так. Наташа. Они стараются, но мне тоже нужно отдыхать. И ты сама говорила, что девочки и Сережа. Я сегодня домой ночевать. А завтра утром у тебя. Женщина. А может, со мной? Наташа. Ма, мне даже спать негде. Женщина. А ты рядом ложись, я подвинусь. Наташа. Не мам, я домой. А завтра папу на дачу отправим и я переночую. Женщина. Значит завтра во сколько, в 9? Мне в 9 первое лекарство нужно принимать. Наташа. Хорошо в 9 Женщина. Или пораньше. Что б ты успела приготовить. И сваришь мне борщ, я так люблю твой борщ. Папа не умеет так готовить. Наташа. Хорошо. Женщина. И нужно купить аппарат живой и мертвой воды. Я вот вычитала. Он помогает. Есть такой врач, вот книжечка почитай. Наташа. Хорошо, но…. я не верю в это. Женщина. И зря, не лишай меня надежды. Вы с папой смотрите на меня уже как на мертвую. А я выкарабкаюсь, назло всем. Наташа. Мам, мы все купим, как ты скажешь. Садится рядом. Гладит женщину по руке. Женщина. Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана. Буду резать, буду бить. С кем останешься….? Исчезает.

Сцена 2.6.

Плещется море. Нежно-голубое небо без облачка. Наташа сидит на горе, рядом с ней сидит женщина. Наташа. Когда уделом умершего станет забвение, когда образ его поблекнет в сердцах и время изгладит место с могилою и ревность молитвы о нем, тогда Ты не остави его, дай отраду одинокой душе. Женщина. Иисусе, Твоя любовь не охладевает. Подбегает Варя. Варя. Мам! Мам! Телефон. Протягивает мобильный. Голос Директора центра детей аутистов. Здравствуйте, Наталья Ивановна, я, конечно, поздравляю вас с творческими успехами, но если вы так часто будете ездить по фестивалям, то вы нам, к сожалению, не подходите. Конечно, у вас и контакт с детьми и в коллективе все хорошо, но вы понимаете… Наташа. Спасибо, понимаю. Протягивает Варе мобильный. Вот и слава Богу. Варя. Кто был? Наташа. Да, с работы бывшей. Варя. Значит бывшей.. . Нормально… Не переживай, у тебя же есть работа. Тебе мало? Наташа. Нормально. Только деньги… Варя (поет). Всем нужны деньги, а что такое деньги? Деньги, деньги… Там Горыныч всех собирает, говорит вербатим будем делать. Интересно… А Ира наша, из нашей театральной лаборатории сценографом будет. Представляешь? А я артисткой. И Машка артисткой. А вообще Машка вторую порцию каши доедает, никак отъесться после своей общаги не может. Там приготовили такую кашу вкусную… Сколько можно самой сидеть, пойдем. А знаешь, как каша называется? Не поверишь: Оргазм йога.. Мам? А что такое оргазм? Наташа иронично-смущенно смотрит на дочку. Что такое йог я поняла, а вот…. И оргазм, я в принципе…. А вообще… ладно, проехали Наташа. Кто назвал? Варя. Дядя Юра, они с папой и Машкой долго ржали и сказали, что б я тебе не говорила. Ну, вот я как бы и бегом к тебе. Наташа. Пойдем, попробуем. А потом поплаваем. Кто дальше заплывет. Давай? Только мне дочитать нужно, немного. Я приду. Варя убегает. Женщина кладет Наташе голову на плечо, Наташа продолжает читать.

В пьесе использованы отрывки из: Письмо А. П. Чехова Н. П. Чехову март 1886, Москва Л. Петрушевская. «Любовь». Мартин МакДонах. «Человек-подушка». Шекспир. «Гамлет» Гарец. «Рондо allegro» Гарец. «Монах»

Декабрь 2013