Восьмой фестиваль (2012) » Первая читка

Татьяна Голюнова
Не про нас
Действующие лица:

АРНОЛЬД БОРИСОВИЧ — 55 лет
МАРИНА — 23 года
НИКОЛАЙ— 33 года
АЛИНА— жена Николая, 29 лет
АЛЛА МАРКОВНА — администратор офиса
АРТЁМ — 18 лет
ИРИНА — консультант в обществе саентологов, 35 лет
БАБУШКА АЛИНЫ — 80 лет
НАДЕЖДА — сотрудник холдинговой компании, 25 лет
МУЖЧИНА в метро

 

Сцена 1.

Подвал с выкрашенными в голубой цвет стенами. Запах сырости. С потолка капает вода в подставленные для этой цели вёдра. Подвал напоминает канализацию. До конца непонятно, возможно, это и она. Слева лестница, ведущая куда-то наверх. Справа железная кровать и несколько стульев. Стола нет. Где-то в углу копошится крыса или еще какой-то зверек, мы не видим. Помещение не производит удручающего впечатления. Скорее, наоборот. По лестнице через люк спускается Арнольд Борисович. Не дойдя до последних ступенек — спрыгивает на пол. На нем черное широкое пальто с надписью «Битлз» на спине. Возраст его непонятен. Ему можно дать и пятьдесят, и шестьдесят пять лет одновременно.

Арнольд Борисович (садится на стул, достает из сумки через плечо книги, выкладывает их на другой стул, внимательно разглядывает). Что у нас тут (достает флейту, какие-то кубики для игры в кости, карты — также складывает на стул, некоторое время сидит не двигаясь, затем собирает все свое добро в сумку, вешает ее через плечо, поднимается по лестнице куда-то наверх в люк, последнее, что мы видим, это полы его длинного черного пальто).

 

Сцена 2.

Довольно просторное офисное помещение. Светлые стены, большие окна. В помещении много деревянных офисных столов. За одним из столов сидят Надежда и Марина. Марина выглядит слегка напуганной, видно, что волнуется. В комнате нет ни одного компьютера.

Надежда (в нормальном темпе). Здравствуйте. Меня зовут Надежда (скороговоркой). Я являюсь представителем крупной холдинговой компании «Эйфенс» (снова в нормальном темпе). Наши представительства находятся по всему миру, более трехсот представительств (многозначительно смотрит на Марину, Марина в продолжение всей ее речи робко кивает). Мы занимаемся разными отраслями: (скороговоркой). техническим оборудованием, продуктами, канцелярскими товарами, товарами для дома (снова в нормальном темпе). Всем этим мы занимаемся, понимаете? (Марина кивает активнее). Сейчас происходит расширение наших точек, мы набираем новых работников. И, конечно же, нам хотелось бы набрать молодых, энергичных и заинтересованных в работе и в хорошем заработке. А теперь расскажите немного о себе. Как вас зовут. Где учитесь, если учитесь. Какую работу хотели бы иметь.

Марина (небольшая пауза). Меня зовут Марина. Я приехала из другого города. Уже закончила университет. Планирую закрепиться и остаться здесь надолго. Ищу работу. Хочется быть независимой от родителей (пауза).

Надежда (позитивно-наигранно). Здорово! А чем вы увлекаетесь? Какие у вас интересы?

Марина. Я люблю путешествовать. Читать. Выезжать на природу и общаться с друзьями. Пишу стихи на досуге.

Надежда. (также позитивно). Да что вы говорите?! Если у нас все получится — обязательно прочитаете нам что-нибудь из своих стихов?

Марина. Да. Конечно.

Надежда. А вы бы хотели трудиться в молодом коллективе?

Марина (робко). Ну да. Коллектив очень важен. Хочется комфортной обстановки на работе. С молодежью, конечно веселее.

Надежда. Если вы будете работать у нас — комфортная обстановка и дружный молодой коллектив вам обеспечены!

Марина кивает.

Надежда. Мы предлагаем вам должность координатора. Или администратора. В ваше управление будет предоставлена группа людей, которых вы будете обучать. Понимаете?

Марина молчит.

Надежда. Как у вас с организационными и обучающими навыками?

Марина (бодро). О! с этим хорошо! Я работала в детском лагере вожатой! И организовывать умею!

Надежда. Вот видите, как нам с вами повезло!

Марина. А чему обучать надо будет?

Надежда. Вам об этом расскажут на наших обучающих семинарах. Но об этом чуть позже. Сейчас вопрос, связанный с деньгами. Вы написали в анкете, что хотели бы заработную плату от двадцати тысяч… (многозначительная пауза, внимательно смотрит на Марину).

Марина. Да. Но в принципе…

Надежда (перебивает). Должна вас немного огорчить — в первые месяцы испытательного срока она будет всего (пауза). двадцать тысяч. А вот потом — уже около двадцати пяти.

Марина (торопливо). Хорошо-хорошо! Это подходит!

Надежда. Тогда запишите адрес офиса, в котором будут проходить занятия. И дело в том, что занятия у нас не бесплатные.

Марина (огорченно). У меня сейчас очень сложное финансовое положение…

Надежда. Ничего страшного! Мы включим стоимость занятий в вашу первую зарплату. Это всего девять тысяч за три дня (торопливо). Не удивляйтесь, дорогой стоимости. Дело в том, что наш персонал обучают лучшие управленцы не только из России, но и из стран Европы.

Марина. Понятно.

Надежда пишет что-то на листочке бумаги, протягивает Марине.

Надежда. Вот. Держите. Это адрес. Приходите на первое занятие в среду. Я там буду и предупрежу, что вы занимаетесь в долг. Так что не волнуйтесь. Все будет хорошо! (улыбается).

Марина убирает листок бумаги в сумку, собирается встать. В этот момент в другом конце офисного помещения раздается резкий грохот. Марина и Надежда оборачиваются на шум. Грохот был произведен довольно симпатичным мужчиной в серой рубашке и светлых брюках. Он вскочил из-за стола, уронив стул на пол.

Николай (кричит, размахивая руками, на девушку, которая с ним проводила собеседование). Да вы что? Да вы за кого меня принимаете? Какое платное обучение? Я инженер высшей категории, я политехнический заканчивал и опыт работы, слава Богу, имею! Не первый раз замужем, девушка! Вы что? Какой холдинг крупный? Вы о чем? Даже сформулировать не в состоянии, чем ваш этот холдинг занимается! Не на того напали! И засуньте ваше платное обучение себе, знаете куда? Девять тысяч! Я на работу пришел устраиваться, а не вам деньги платить! (отталкивает стул ногой, уходит).

Пауза. Марина нерешительно встает.

Надежда. Какой-то сумасшедший (улыбается). Ну. Марина. Мы вас очень ждем в среду. Приходите! (заглядывает ей в глаза).

Марина (с подозрением). Ага. Да. До свидания (уходит).

Надежда. (устало садится на стул). Вот же приносит Бог дураков! Всю клиентуру нам чуть не распугал! Идиот! Сразу видать — неудачник (в открытую дверь). Зовите следующего!

 

Сцена 3.

Алина в своей квартире. Развешивает белье на балконе. Раздается телефонный звонок. Алина вешает мужскую рубашку на плечики и заходит в комнату. Снимает трубку, выходит с ней на балкон.

Алина. Алло. Да, Надюшка, это я. Привет. Да какое там! Я дома, белье стираю. Коля? Коля с друзьями на рыбалку уехал. Не знаю куда. Разве он чего-нибудь мне говорит когда-нибудь! (пауза). Сегодня? Слушай, не знаю. Одной не охота, а Коля, боюсь с ночевой (раздраженно). Да ну. Рассказывать-то нечего. Живем как в сказке. Он целыми днями на работе, устает, приходит, и зависает в компьютере. Я его со спины только и вижу. А как ночь — так он устал! У него тяжелый рабочий день. И завтра рано вставать! А за компом сидеть не устает! Ну, правильно! Компьютер-то трахать не надо! С ним легче! (пауза). Ой и не спрашивай! Дай Бог раз в три недели, а то и в месяц. Ха! Милая! Посмотрю я на тебя после десяти лет совместной жизни! Мне уже и секса-то от него не надо. Тем более, что секс всегда был так себе…Знаешь, лишь бы домой приходил, кран чинил, унитаз, и гвозди забивал, да полки вешал книжные.
Ну и деньги носил. Все. И клянусь, мне большего не надо — как в песне! (долгая пауза). Наденька! Я тебя умоляю! Ничего этого уже давно нет и не надо! Сколько вы со своим живете? Ну вот. А мы уже почти десять лет! Да какая там золотая свадьба — мы до этой свадьбы уничтожим друг друга. И морально, и физически (пауза). Шучу. Конечно, шучу. Не все так страшно. Ну просто не сладкая у нас сейчас жизнь. Может, период такой. А может, так всегда и будет: компьютер, спина и никакого секса… не хотелось бы, конечно (пауза). А.. понятно. Ну, понятно. Ну, я ничего не обещаю. Спасибо за приглашение. Но Коля на рыбалке. А одна я не хочу. Сама понимаешь. Поздравь от нас обоих. Ага. Пока-пока.

Алина уходит в комнату, возвращается без телефона, продолжает развешивать белье. На балкон выходит Николай, сладко потягиваясь.

Николай. А кто звонил? Я задремал тут немного.

Алина. Да бабушка просила заехать к ней. Картошку хочет нам дать. У нее в погребе много.

Николай. Картошку. Это хорошо. Слушай. А сегодня же у Андрея день рождения, нет?

Алина. Разве? (пауза). А да. Точно. Я напишу им смс.

Николай. А может, нагрянем сами? Сюрпризом?

Алина. Ну что ты, каким сюрпризом? Неудобно! Напишу смс — если позовут — пойдем. А нет — так нет.

Николай. Ну, хорошо-хорошо, практичная ты моя! (обнимает ее, целует в щеку).

Алина. Ага! Целоваться ты горазд!

Николай (заметно напрягаясь). Ты опять?

Алина. Выспался? Иди, компьютер ждет.

Николай (вздыхает). Я не виноват, что нам нравится разный секс.

Алина. А я не виновата, что ты такой эгоцентрист!

Николай молчит.

Алина. Тебе борщ подогреть?

Николай. Я сам (уходит в квартиру).

Алина (продолжает развешивать белье, Николаю, кричит куда-то в комнату). Коля! А к бабушке я все-таки схожу! У нее картошка пропадает в погребе.

Николай (кричит из квартиры). А к Андрею точно не пойдем?

Алина. Да не приглашал нас никто! А время уже седьмой час.

Николай. Жаль. Ну, тогда сходи, конечно. Тебе помочь?

Алина (поспешно). Нет-нет. Я сама. Привет передам от тебя. Если она, конечно, вспомнит.

Николай (выходит на балкон с тарелкой борща, ест). Счастливая у тебя все-таки бабушка.

Алина (заканчивает развешивать белье, поворачивается к Николаю). В каком смысле?

Николай (продолжает есть). В самом прямом. Не помнит, где она, где ее дом, кто ее самые близкие родственники забывает. Приведут ее в незнакомое место, покажут на кровать, скажут «это твой дом». Она ляжет и будет спать. Никаких вопросов. Каждый день — новая жизнь.

Алина (возмущенно). Бабушка тяжело больна! Как ты можешь такое говорить!

Николай (мечтательно). Ничего ты не понимаешь. Хотел бы я тоже на закате жизни ничего и никого не помнить. Ни обид, ни забот, ни боли. Счастье в первозданном виде (пауза). Привет не передавай. Она все равно не вспомнит. Я как-нибудь сам ее навещу.

Алина (нервно). Ну, ты же знаешь, врачи разрешают навещать ее только родственникам.

Николай. А чем я не родственник? Мы, с ней помнится, неплохо ладили, когда с тобой поженились.

Алина. Нашел, что вспомнить! Поженились мы до нашей эры! (также нервно). К тому же, это было до обострения болезни. А теперь лучше не стоит.

Николай. Таких людей надо золотыми буквами в своем сердце выбивать.

Алина. Ой. Не пафосничай! (заходит в квартиру). Вечно одни разговоры, и никаких дел! Лучше кран почини. Течет второй день.

Николай идет за ней, продолжая на ходу доедать борщ.

 

Сцена 4.

Николай едет в метро. Уже почти ночь. В вагоне очень мало людей. Николай сидит в полудрёме. Слева наискосок сидит Арнольд Борисович в грязно-желтом плаще и нелепой меховой шапке. Он достает из своей серой сумки через плечо книгу Мураками «Охота на овец», демонстративно раскрывает ее перед собой. Николай и все остальные люди в вагоне не обращают на него никакого внимания. Подержав Мураками на уровне глаз и перевернув пару страниц, убирает книгу в сумку. Достает из сумки книгу сказок Сутеева. Также раскрывает ее, также демонстративно держит ее перед собой. Николай искоса бросает на него взгляды. «Почитав» Сутеева несколько минут, также убирает книгу в сумку. Посидев некоторое время без движения, он достает из сумки флейту и, не вставая, начинает играть какую-то медленную, красивую мелодию. Некоторые люди в вагоне начинают на него оглядываться. Николай, не отрываясь, смотрит на него. Арнольд Борисович продолжает играть еще минут пять. На лице Николая заметна едва уловимая улыбка. Все остальные тупо, без выражения каких-либо эмоций на лицах наблюдают или не наблюдают за ним. Между тем, он убирает флейту, встает и начинает прогуливаться по вагону. Николай смотрит на него заинтересованно. Арнольд Борисович останавливается напротив Николая и начинает разыгрывать пантомиму. Достает из кармана невидимую бутылку, две рюмки, одну протягивает Николаю. Николай включается в его игру, берет рюмку. Арнольд Борисович разливает жидкость из невидимой бутылки, чокаются, выпивают. Жестами предлагает Николаю выпить еще. Николай кивает, снова выпивают. Арнольд Борисович предлагает снова. Николай робко мотает головой, мол, больше не буду, виновато улыбается. Арнольд Борисович удивленно пожимает плечами, прячет бутылку в карман, забирает у Николая его рюмку. Отходит. Остановка. Двери открываются. Арнольд Борисович идет к выходу. Николай провожает его взглядом, затем встает и выходит из вагона за ним.

Николай (Арнольду Борисовичу). Постойте, погодите!

Арнольд Борисович (оборачивается). Что вам угодно?

Николай не знает, что сказать.

Арнольд Борисович. Что вы хотите? Денег мне дать? Мне не надо!

Николай (поспешно). Нет, что вы! Я просто хотел… (мнется). я хотел…

Арнольд Борисович. Ну?

Николай. Я хотел выпить с вами по-настоящему! Мы же так и не накатили по третьей!

Арнольд Борисович внимательно на него смотрит, пытаясь понять, правду тот говорит или нет.

Николай. Тут заведение есть одно рядом с метро. Там приятная обстановка. Посидим.. (внимательно смотрит на Арнольда Борисовича).

Арнольд Борисович (протягивает Николаю руку). Арнольд Борисович.

Николай (облегченно вздыхает, пожимает протянутую руку). Николай.

 

Сцена 5.

Ночь. Кафе. Арнольд Борисович и Николай за столом с полупустой бутылкой коньяка.

Николай. А вы, Арнольд Борисович, знаете толк в коньяке!

Арнольд Борисович (иронично). Я понимаю, что не произвожу впечатление человека, знающего толк в коньяке.

Николай. Нет! Я совершенно не это имел в виду. Просто действительно очень-очень хороший коньяк! У меня с качественным алкоголем проблемы. Всё, знаете ли, всякой бормотухой перебиваюсь (мрачнея). Особенно сейчас. Недавно только на новую работу устроился (пауза, наигранно бодро). Портвейн — наше всё!

Арнольд Борисович. Нуууу. Портвейн всякий бывает. И не всегда бормотуха.

Николай. Я-то с приятелями пью самый дешевый. Зато как Сергей Довлатов! Вряд ли у него деньги были при его-то долгах на дорогой портвейн. Пьешь каждый раз, думаешь о Довлатове и автоматически приобщаешься к искусству! Очень удобный способ примазаться к великому, кстати! (смеется).

Арнольд Борисович. Любите Довлатова?

Николай. Обожаю! Надо мной даже жена смеется. Жена у меня абсолютный не романтик. Я чуть ли не в каждой фразе его цитирую. Он гениален! Еще по одной?

Арнольд Борисович. Да. Пожалуй.

Николай (разливает коньяк). А какие у него записные книжки потрясающие! Не юмор, а песня! Читали?

Арнольд Борисович. Нет (пауза. мягко). К сожалению.

Николай. Прочтите обязательно! Это нечто! Я даже могу вам принести книгу! (пауза). Ну если мы еще увидимся, конечно.

Арнольд Борисович. Да. Спасибо. Будет очень мило с вашей стороны.

Николай (заговорщицки). И кстати о Довлатове…Знаете. Меня посещают иногда такие фантазии…

Арнольд Борисович вопросительно смотрит на Николая.

Николай. Понимаете.. (у Николая звонит телефон, он достает его из кармана куртки, смотрит на дисплей, сбрасывает звонок, затем отключает телефон).

Арнольд Борисович. Жена?

Николай (морщится). Ага (машет рукой). Сама каждые выходные к бабушке бегает. Пропадает. К своей двоюродной. Не выцепить ее оттуда. А я чуть задержусь — сразу паника! Да речь не об этом (заговорщицки, почти шепотом). У нас дома.. (делает глоток коньяка).

Арнольд Борисович. Все в порядке?

Николай. Ну. Все как всегда, наверное. Десять лет совместной жизни. И какие-то непонятные требования неземных страстей. Скучно ей, видите ли, жить!

Арнольд Борисович. Не ей одной!

Николай. Ладно. Речь-то не об этом (снова заговорщицки наклоняется к Арнольду Борисовичу). У нас в доме есть печатная машинка, которая в свое время находилась в соседней квартире от квартиры Довлатова. Называется «Москва». И мне нравится думать, что великий Довлатов дрочил на нее. А что? Машинка хорошая! Ну, допустим, заходит как-то раз Довлатов к соседу в гости и видит у него на столе эту машинку. А у Довлатова в этот момент было плохо с деньгами, долги, отсутствие гонораров, и к тому же старая печатная машинка! В общем, всё в кучу! Сосед ушел на кухню ставить чайник. А Довлатов дрочил на эту машинку и мечтал в этот момент о высоких гонорарах, об отсутствии долгов и о новой печатной машинке с патриотическим названием «Москва»! Почему нет? Вполне реалистичная история! (смеются).

Арнольд Борисович. А вывод напрашивается сам собой!

Николай. Да?

Арнольд Борисович. Довлатов, как истинный петербуржец, подрочил на Москву!

Николай смеется.

Николай. А вы тоже, однако, фантазер!

Арнольд Борисович. Не без этого (спокойно улыбается).

Николай. Ну. За искусство! (чокаются, выпивают). Во всех его проявлениях.

Арнольд Борисович. А с женой совсем плохо?

Николай. Да.. (удрученно машет рукой).

Арнольд Борисович. А дети?

Николай (мрачно). Нет никого. У нее проблемы. А усыновлять она не хочет. Вообще она у меня какая-то трезвая тетка. Странная. Откуда это в ней? Вроде воспитание хорошее. Такое знаете, доброе советское. А она как Гитлер в юбке. Жесткая. Все бы ей бурно да по самому острию! Никакого уюта и спокойствия. Но я к ней очень привык.

Арнольд Борисович. Если детей нет. Почему не развестись?

Николай. Не знаю. Привык. Да и не хочется уже вроде как ничего менять.

Арнольд Борисович. Страшно?

Николай. Что?

Арнольд Борисович. Менять что-то страшно.

Николай. Не знаю.

Арнольд Борисович. Кардинально менять — ой как страшно. Но можно попробовать начать с мелочей. Например, начать чистить зубы другой рукой! Не той, что обычно! Попробуйте!

Николай. Занятно! А если я обеими руками чищу всегда?

Арнольд Борисович. Ну, тогда начните ботинки после пальто надевать! А не как раньше! Что угодно!

Николай (улыбается). Знаете. Вот смотрел на вас сегодня в метро и думал — вот же везет человеку! Делает то, что хочется ему!

Арнольд Борисович. Так в чем дело? Делайте и вы! Чего вам хочется такого, чего вы никогда не пробовали?

Николай. Да много, наверное, чего. Хотя… так сразу не скажешь (задумывается). Есть одна вещь…такая вещь, которую я никогда, наверное, не решусь сделать.

Арнольд Борисович. ???

Николай. Лечь на рельсы в метро.

Арнольд Борисович. А вы фанат не только Довлатова, но и Толстого? (смеется).

Николай. Нет. Просто лечь. Не с целью умереть. Чтобы ощутить прикосновение смерти и остаться живым. Понимаете, если лечь между рельсами головой по направлению к составу лицом вниз — то выживешь. Поезд проедет и все. А мне всегда ну жутко хотелось попробовать! Это так щекочет нервы! И это так не похоже на мою обычную жизнь! (улыбается).

Арнольд Борисович смотрит на часы.

Николай. По домам пора. Вас подвезти? Я такси беру.

Арнольд Борисович. Нет-нет. Я тут недалеко живу. И еще, пожалуй, посижу.

Николай. А вот мне пора. Жена там истерит, наверняка (встает, подает руку). До встречи?

Арнольд Борисович. До встречи! (пожимает его руку).

Николай. Точно увидимся?

Арнольд Борисович. С вас еще Довлатов!

Николай оставляет деньги на столе, выходит из кафе. Арнольд Борисович заказывает еще выпить.

 

Сцена 6.

Небольшая квартира двоюродной бабушки Алины. На старинном комоде черно-белые фотографии в рамках, на подоконниках цветочные горшки с геранью. В квартире запах старых вещей и выбеленных занавесок на окнах. На кровати лежит Алина в легкой сорочке, курит, стряхивает пепел в пепельницу возле кровати, смотрит в потолок. Бабушка ходит по квартире, поливает цветы на подоконниках. Алина не обращает на нее никакого внимания. На кухне кто-то есть. Гремит посуда, течет вода.

Алина. Ну что ты там делаешь, милый?

Мужской голос (приглушен шумом воды, непонятно, кому он принадлежит). Да я сейчас. Захотелось яичницы. Знаешь, как в детстве готовили, глазунья без всего! Мне только она до сих пор и нравится. Без всяких там изысков и добавок. Я все сделаю сам. Не вставай.

Алина. Да я и не в силах. Мой самый-самый-самый-самый страстный!

Мужской голос смеется.

Алина. В ответ я бы хотела услышать то же самое, если можно!

Мужской голос. Да. Безусловно, самая-самая-самая-самая страстная моя!

Алина. Ну что ты смеешься! Мне ни с кем так никогда не было хорошо! О если бы ты знал, как ужасно жить с человеком, с которым тебе скучно! Все романтику ему подавай! Нежности! А я не хочу нежностей! Хочу бурно и быстро, и много раз!

Мужской голос.У тебя явно мужской настрой! А ему ты об этом говорила?

Алина. Сто раз! Он не может так, как я хочу! Он вялый, спокойный, романтичный флегматик! Амеба!

Мужской голос. Так разведись.

Алина. Да кому я теперь нужна то в тридцать-то! Тем более бесплодная. А этот вроде смирился.

Мужской голос. Да…насчет не нужна это ты зря. Глупости!

Алина. Да привыкла я. Он мне в принципе хлопот не доставляет. И сильно не достает. Пусть будет, как говорится. Кран есть кому починить. Но в сексе, конечно, полная трагедия! Точнее трагикомедия!

Мужской голос.Ты яичницу любишь дожаренную или сыроватую?

Алина. Сыроватую.

Мужской голос. Еще пару минут и все будет готово. Кстати. Ты говорила, что это квартира твоей бабушки, кажется, да? А где она у тебя сама?

Алина (тушит сигарету, не сразу). А бабушка в разъездах. По многочисленным родственникам. А что?

Мужской голос. Ничего. Просто спросил. Муж-то не догадывается?

Алина. Нет. Я же к бабушке хожу. Навещать больную старушку.

Бабушка останавливается у очередного горшка с цветами, смотрит с укором на Алину, молча крестится.

Мужской голос.Страха у тебя нет. Так использовать родную бабушку!

Алина. Двоюродную!

Бабушка крестится еще раз, огорченно махнув рукой, уходит в другую комнату.

Мужской голос.Бедный твой муж!

Алина. Бедная я!

Мужской голос.У меня все готово! Пожалуйте к столу, сударыня.

Алина встает с кровати, потягиваясь, уходит на кухню.

 

Сцена 7.

Марина и Арнольд Борисович за столиком в небольшом тихом кафе. Арнольд Борисович одет прилично, но скромно. В потертом, но модном пиджаке и очках. Он нервно курит, слишком часто стряхивая пепел в пепельницу. Перед Мариной учебник английского языка и тетради. В руке она держит карандаш.

Арнольд Борисович (вопросительно смотрит на Марину). Ну? Как это будет по-английски?

Марина молча смотрит в свой учебник, грызет карандаш.

Арнольд Борисович. Мариночка. Давай еще раз. Презент пёрфект в пассивном залоге как у нас образуется?

Марина молчит.

Арнольд Борисович. Ладно. Давай ты сама этот материал дома повторишь и сделаешь все! Договорились? (тушит сигарету, смотрит на часы). О! да у нас занятие уже десять минут как закончилось! Прости, пожалуйста, что я тебя мучаю! Давай вокабуляр и пассивный залог на следующее занятие переходят в качестве домашнего задания. Хорошо? (подмигивает ей). А теперь давай-ка возьмем по рюмашке коньячку, а? А то я тебя сегодня загонял.

Марина (что-то записывает у себя в записной книжке). Да. Хорошо (убирает учебники и тетради в сумку).

Арнольд Борисович заказывает коньяк.

Арнольд Борисович. У нас ведь сегодня ровно три месяца, как мы занимаемся, Мариночка. Повод!

Марина. Ой. Это не занятия, а сплошное наказание. В том смысле, что представляю, как вы со мной мучаетесь! Но я в школе учила немецкий. С английским у меня совсем плохо. А тут как переехала, стала работу искать — так везде одно и то же: требуются со знанием английского языка. Без него никуда (вздыхает).

Арнольд Борисович. Ничего, Мариночка. Я как бывший преподаватель и опытный репетитор могу тебе сказать — у тебя все получится. Прогресс есть! Через пару месяцев ты у меня будешь шпарить, как английская королева!

Приносят коньяк.

Арнольд Борисович. Ну! За успех!

Марина. Да! Никогда не пила со своими преподавателями (чокаются).

Арнольд Борисович. Значит, повзрослела! А вы давно переехали?

Марина. Да полгода назад. Всегда хотела жить здесь.

Арнольд Борисович. Знакомо.

Марина. Вы тоже?

Арнольд Борисович. Что-то вроде того.

Марина. Мне здесь очень уютно! Кажется, что здесь смогу все выдержать. Всё-всё-всё! Все невзгоды! Еще когда в первый раз сюда приехала — так забавно вышло. Давно мечтала! Вот думаю — приеду и умру тут же от счастья! Приехала. Прошел день. Я возвращаюсь в гостиницу вечером и чувствую, что-то не так. А что — понять не могу. Думала-думала. На второй день поняла!

Арнольд Борисович. И что же?

Марина. У меня было четкое ощущение, что здесь я дома! Что всю жизнь по этим улицам ходила. Что всю жизнь в этом метро ездила. Что всегда-всегда была здесь. Здесь всё привычно. Понимаете?

Арнольд Борисович кивает, улыбается.

Марина. Мы с моим парнем хотели сюда перебраться. А он меня на пятом курсе бросил. И я одна поехала.

Арнольд Борисович. Ну и мудак! Простите, Мариночка. Вырвалось!

Марина. Ничего. Правда она и в Африке правда. А мудак он и в Африке мудак. Да Бог с ним!

Арнольд Борисович. Давайте еще по пятьдесят?

Марина. Ну, если только по пятьдесят. Мне еще завтра на собеседование с утра. Очередное.

Арнольд Борисович заказывает еще выпить. В кафе играет песня Челентано.

Марина. О! Для меня город начался именно с Челентано. Я приехала в гостиницу, бросила вещи, и поехала куда-то в центр гулять. И вот, представляете, выхожу я на Горьковской, лето, все утопает в зелени, тепло, где-то шум машин, и тут прямо перед станцией метро парень продает диски и играет Челентано. Я, как загипнотизированная подхожу к нему и покупаю диск. Так все и началось.

Арнольд Борисович. Как у вас все осмысленно, Марина. Идейно, я бы сказал. За идею?

Марина. За судьбу! (чокаются, выпивают). Вот так как-то все сложилось. А вы коренной?

Арнольд Борисович. Нет. Я тоже сюда переехал. Издалека и очень давно.

Марина. Ясно. Ну, мне пора. Когда следующее занятие?

Арнольд Борисович. В следующую среду.

Марина. Хорошо. Спасибо. Вот деньги (протягивает ему деньги за урок, надевает пальто). А вы на метро?

Арнольд Борисович. Нет. Я посижу еще. Еще пятьдесят и предамся ностальгии, как старик.

Марина. Да Бог с вами! Какой вы старик! У меня никогда не было такого жизнерадостного и бодрого преподавателя! Всё! Пошла пассивный залог учить! До свидания (протягивает ему руку для пожатия).

Арнольд Борисович (пожимает ей руку). До среды.

Марина уходит. Арнольд Борисович заказывает еще выпить.

 

Сцена 8.

Марина в нереально светлом помещении. Вдоль стен стоят столы и стулья как бы в шахматном порядке. Перед центральным входом — стеллажи с книгами Рона Хаббарда. Марина держит в руках какие-то листы альбомного формата. На столе также книги Рона Хаббарда. Марина оглядывает помещение со скептичной улыбкой. Сразу понимая, куда она попала.

Ирина. Присаживайтесь.

Марина садится за стол к Ирине.

Ирина. Итак. Добрый вечер. Меня зовут Ирина. А вас?

Марина. Марина.

Ирина. Очень приятно, Мариночка! Давайте ваши тесты. Как вы к нам попали?

Марина (протягивает Ирине бумаги). Да вот. Прогуливалась по улице, предложили заполнить тест (со скептичной улыбкой). Утверждали, что это современная европейская методика. А потом сюда проводили, к вам (с нервным смешком).

Ирина. Методики действительно самые современные, во многих странах применяются. Сейчас-сейчас. Посмотрим-посмотрим (смотрит на бланк с ответами Марины). Хм. Могу вас обрадовать, Мариночка! У вас отличные результаты! Вы успешны по жизни. Активны и талантливы. Люди к вам тянутся.

Марина (весьма скептично). Правда?

Ирина. Ну да. А даже если и не тянутся, то обязательно потянутся! Стоит вам только чуть-чуть перед ними раскрыться.

Марина (еще скептичнее). Ммм. Что там еще говорит тест? Весьма уникальная информация! Значит, люди ко мне тянутся.

Ирина. Безусловно! Еще вы очень успешны в делах. У вас в карьерном росте хороший баланс, согласно тесту. Значит, вы склонны быть успешной.

Марина. Карьерный рост? Очень любопытно! Я как раз сейчас абсолютно без работы.

Ирина. А вы ее очень скоро найдете! Я даже знаю, как этот процесс сделать более продуктивным!

Марина (с явной издевкой). Интересно как же?

Ирина. Для этого вам всего лишь надо купить книги Рона Хаббарда — известного психолога (двигает книги ближе к Марине). И посетить наши семинары личностного роста!

Марина (выдерживая долгую паузу, она явно ждала этого момента, членораздельно и ядовито). Простите. Но я сектами не увлекаюсь.

Ирина. Сектами? Мы не секта! Секты — это закрытые тоталитарные общества…Мы же открыты миру и людям (лучезарно улыбается).

Марина (нервно смеется). Ах да! Не секта! Я вас сразу раскусила, как только зашла сюда. Но решила повеселиться и послушать ваш бред. Я научена хорошо в этом смысле — и в сектах соображаю. Спасибо курсу «Сектоведения» в универе! Ага! Не секта! Да здравствует саентология!

Ирина. Мариночка…

Марина. И все ваши приемчики прозрачны! Но я могу вам сделать комплимент — вы очень хорошо ими владеете. Если бы я не была подготовлена — села бы на крючок. Скольких вы уже к себе сегодня заманили своими «тестами личностного развития»?!

Ирина. Простите!

Марина (встает). Я ухожу.

Ирина (улыбается). Жаль, Мариночка. Ваши результаты очень многообещающими. Мы бы сработались.

Марина (хохочет). Ну да! Щас! Привет Хаббарду!

Марина уходит, в дверях сталкивается с Артёмом. Он в узких джинсах со свисающей ширинкой, толстовке серого цвета и резиновыми фенечками на руках. На вид ему лет восемнадцать. Жует жвачку.

Артём. Здравствуйте.

Ирина (смотрит Марине вслед). И где они берут таких сумасшедших? Третья за день. Истину ищет. Ну-ну! (пауза, вздыхает, кому-то за дверью). Приглашайте новых! (Артёму). Ну что у вас?

Артём. Я на работу устраиваться. Вот анкета (протягивает Ирине анкету).

Ирина. Да, нам нужны распространители листовок (некоторое время изучает анкету). На вопрос «почему мы должны взять на работу именно вас» вы ответили: «потому что меня задрало жрать шаверму возле метро»?!

Артём. Ну да.

Ирина внимательно смотрит на Артёма. Он продолжает невозмутимо жевать жвачку.

Ирина. Думаю, вы нам подходите. Приходите завтра в восемь утра с паспортом.

Артём. Приду. До свидания (уходит).

Ирина возвращается за свой стол.

 

Сцена 9.

Артём и Алина идут по улице. Артём несет пакет картошки.

Алина. Картошка у вас хорошая. Со своего огорода?

Артём. Угу.

Алина. А ты молодец — бабушке на рынке помогаешь, и по хозяйству.

Артём. Ну…. Это ж семья типа.

Алина. Семья. Хорошо тебе! Бабушка живая, дай Бог ей здоровья! Многие могут тебе лишь позавидовать.

Артём. А че завидовать. Бабушки — они ж бессмертные (смеется).

Алина. Думаешь? (пауза). А ты учишься?

Артём. Работать полезнее.

Алина. Ну вот. Пришли. Вот мой подъезд. Дальше я сама. Держи. Спасибо за доставку! (достает из кошелька деньги протягивает Артёму, он отрицательно качает головой).

Алина. Мы же вроде за деньги договаривались?

Артём. Не надо.

Алина пожимает плечами, убирает деньги в карман, собирается уйти.

Артём. Постойте.

Алина. Передумал?

Артём. Я не об этом.

Алина. ???

Артём (очень робко). Трахаться не пойдем что ли?

Алина. Трахаться?

Артём. Ну да. Не из-за картошки же ты меня сюда потащила (передразнивает Алину). Помочь картошечку с рынка донести… Ну-ну…

Алина смотрит на окна своей квартиры на втором этаже, там горит свет.

Алина. Нет. Не пойдем.

Артём. Муж?

Алина. Вроде того.

Артём (вздыхает, протягивает ей пакет с картошкой). Жаль. Ну ладно. Мне пора тогда.

Алина. Сколько тебе лет?

Артём. Восемнадцать. А что?

Алина. И ты, правда, хотел меня … ?

Артём (пожимает плечами). Почему нет? Ты ничего так (пауза, вздыхает). Очень даже (уходит).

Алина некоторое время смотрит ему вслед. Заходит в подъезд.

 

Сцена 10.

Все тот же подвал — канализация. Арнольд Борисович спускается по лестнице, спрыгивает на пол. На нем грязный легкий плащ серого цвета. Сумка через плечо.

Арнольд Борисович (кому-то наверху). Ну давай! Давай, не бойся! Она только так страшно скрипит. Не боись, не упадешь!

Сверху по лестнице спускается Ирина. Она в деловом костюме и плаще. Арнольд Борисович помогает ей.

Ирина (испуганно оглядывается по сторонам). Куда ты меня привел?

Арнольд Борисович. Я же предупреждал.

Ирина. Ты че реальный бомж что ли?

Арнольд Борисович. А ты думала, я пошутил? И у меня возле метро лимузин стоит?

Ирина. Я думала, для таких, как ты существуют специальные приюты.

Арнольд Борисович. Существуют. Но они похожи на тюрьмы. Меня туда не тянет.

Ирина (по-прежнему озирается). Да.. (неожиданно начинает улыбаться, себе). А это было бы довольно интересно.

Арнольд Борисович. Что?

Ирина. Ничего. Ну что?

Арнольд Борисович (подходит к ней ближе). Ты обещала мне что-то показать? Научить истине, кажется.

Ирина. Да-да (Ставит сумку на стул, достает оттуда книги Рона Хаббарда).

Арнольд Борисович (садится на стул напротив нее). А может, сначала выпьем?

Ирина. Я же на работе.

Арнольд Борисович. Ты у меня в подвале — если что (смеется). Да сядь ты, расслабься. У меня припасено (достает из кармана бутылку дешевого портвейна).

Ирина садится на стул, у нее усталый вид.

Арнольд Борисович (ставит портвейн на книги Рона Хаббарда, достает гранёные стаканы, разливает портвейн, протягивает Ирине). Держи.

Ирина берет стакан, смотрит на портвейн.

Арнольд Борисович (смеется). Это пить надо!

Ирина. Ага!

Арнольд Борисович. За знакомство (чокаются).

Ирина пьет, слегка морщась, начинает кашлять и неестественно хихикать.

Арнольд Борисович (смеется). Что напиток богов не нравится? Между прочим, его сам Довлатов всем другим предпочитал.

Ирина (оживляясь). А вы любите Довлатова?

Арнольд Борисович (уклончиво). Ну не то чтобы очень. Но уважаю. Пей! Потому будешь мне своего сектанта втюхивать (смеется).

Ирина (допивает, ставит стакан на стул, берет в руки книгу, очень деловым тоном, видно, что произносимый текст хорошо заучен, но уже слегка пьяным голосом). Итак. Я хочу рассказать вам о Роне Хаббарде. Он был поистине великим человеком. Достиг всего, чего хотел. И все благодаря тому…

Арнольд Борисович (перебивает). Всего, чего хотел? Это возможно в жизни? Хоть у кого-нибудь получалось?

Ирина (не сразу). У него получилось, видимо.

Арнольд Борисович. А кто тебе это сказал? Хаббард? (хохочет).

Ирина. Это просто истина. Ее надо принять.

Арнольд Борисович. Истина сомнительная (двигает стул, садится ближе к Ирине). Скажи лучше — чего хочешь ты?

Ирина (уклончиво). Я хочу придти к Истине.

Арнольд Борисович. Хуйня! Чего лично ТЫ хочешь. А не твой Рон Хаббард.

Ирина (нерешительно). Хочу мира во всем мире.

Арнольд Борисович. Еще раз хуйня! Не реальная причем.

Ирина (нетерпеливо, увлекаясь его игрой). Хочу, чтобы мои родственники и родители были здоровы.

Арнольд Борисович. Не хуйня, но я спросил лично про ТЕБЯ.

Ирина (разгорячившись, начинает говорить громко). Хочу нормальную работу, а не эту херню!

Арнольд Борисович. Хорошо! Еще!

Ирина (также громко). Хочу, чтобы мой кот перестал срать на пол в ванной, а делал это в лоток!

Арнольд Борисович. Отлично! Еще!

Ирина. Хочу, чтобы мой отец, сука последняя, отыскал меня, если он еще жив, и извинился за мое поганое детство с истеричкой-матерью!

Арнольд Борисович. Грустно! Зато, правда! А повеселее?

Ирина (еще громче). Хочу, чтобы мужики в моей жизни не были мудаками!

Арнольд Борисович. Актуально! (смеется). Еще!

Ирина (кричит очень громко). Я хочу тебя! (обнимает его, сбивает со стула, оба падают на пол). Всегда мечтала с бомжом! От тебя так пахнет. Дерьмом мира пахнет (страстно его целует). Без всяких там налетов и приукрашиваний. Пахнет по-настоящему. Жизнь — дерьмо (садится на него сверху, скидывает плащ, расстегивает пиджак).

 

Сцена 11.

Марина в офисном помещении весьма неряшливого вида. Стены слегка ободраны. У окна сидит Алла Марковна. Она в пиджаке и строгой узкой юбке. За столом в углу сидит Артём. Он что-то усиленно печатает на компьютере.

Алла Марковна (Марине). Проходите, присаживайтесь за свободный компьютер.

Марина садится за соседний стол от стола Артёма.

Алла Марковна. Включайте компьютер.

Марина загружает компьютер.

Алла Марковна. Итак. У нас график работы такой. День через день. С двенадцати ночи до шести утра. Устраивает вас такой график? Зарплата от двадцати.

Марина. А что делать-то надо?

Алла Марковна. А! Я не сказала? В общем, вы будете заводить по интернету знакомства с мужчинами, раскручивать их на секс и направлять в публичный дом. И вам будет идти процент от работы проституток с каждого клиента. Задача ясна?

Марина начинает странно улыбаться.

Алла Марковна. Сейчас попробуем составить вам на сайте знакомств анкету.

Марина (Артёму, вполголоса). А вы тоже, простите, за девочку?

Артём. Угу (кивает, жует жвачку). А че — прикольно же! (продолжает что-то печатать на компьютере). И деньги нормальные (пожимает плечами).

Марина (Артёму). Мне кажется, или я где-то вас видела?

Артём. Не знаю. Меня много кто видел в этой жизни. А что? (смеется над собственной шуткой).

Марина. А! Вспомнила! (пауза). Беретесь за любую работу?

Артём. Если дают денег.

Марина. Ясно.

Алла Марковна (Марине). Открывайте браузер. Там уже закреплены все нужные вкладки. Открывайте первую. Вам нужно сначала создать анкету.

Марина следует ее инструкциям, продолжая нервно, но довольно тихо хохотать.

Артём (Алле Марковне). Алла Марковна. У меня тут мужик из Ростова командировочный. Завтра будет. Требует технику глубокого горла. Мы можем оформить заказ?

Алла Марковна (достает блокнот, деловито записывает). Да. Конечно. Как его зовут?

Артём. Сергей.

Алла Марковна. Сергей (записывает). Техника глубокого горла. Ростов. Ага. Командировка. Думаю, завтра вечером он уже сможет получить свой заказ.

Марина (вскакивает со стула, хохочет в голос, направляется к двери.). Ой, нет! Я не могу! Я пойду! Господи боже мой! (со смехом выскакивает за дверь).

Алла Марковна переглядывается с Артёмом.

Артём (пожимает плечами). Бывает.

Алла Марковна. Бывает. Так ты напиши ему, согласен он на завтра?

Артём. Ага. Ща (продолжает быстро печатать).

 

Сцена 12.

Алина идет по улице. За ней на некотором расстоянии следует Артём. Алина замечает его через некоторое время. Останавливается. Улыбается.

Алина. Ты?

Артём (жует жвачку). Ага. Вот гуляю.

Алина. А разве ты в этом районе живешь?

Артём. Ну, нет. Ну, просто гулять люблю.

Алина. Странно. Второй раз увиделись.

Артём. Типа судьба, наверное.

Алина (смеется). Наверное, это связано с твоим желанием, которое было в прошлый раз?

Артём. Ну… .Я просто гулял по улице, заметил вас … (смущенно улыбается).

Алина. Как мило. Только у меня сейчас времени совершенно нет.

Артём. Спешите?

Алина. Да.

Артём. А куда?

Алина. К бабушке двоюродной.

Артём. К бабушке? А муж?

Алина (слегка меняясь в лице). А при чем здесь муж?

Артём. Да так…

Алина. Ты запиши мой телефон. Может, увидимся как-нибудь.

Артём. Давайте.

Алина. Давай телефон (берет его телефон, записывает свой номер, нажимает на кнопку вызова). Все. Теперь я буду знать, что это ты.

Артём. Угу (убирает телефон).

Алина. Ну, мне пора.

Артём. Бабушке привет.

Алина (оборачивается). Обязательно.

Артём. А вам картошку не надо как-нибудь помочь донести? А то я гляжу вас муж помощью не особо балует…

Алина. Пока нет. Смешной ты какой (уходит).

Артём остается стоять возле дома.

 

Сцена 13.

Марина и Арнольд Борисович в кафе. Очередной урок английского. Марина нарядно одета, необычно ярко для нее накрашена и выглядит смущенной. Чуть поодаль за другим столом сидит Артём, прикрываясь книгой.

Арнольд Борисович. Отлично! Пассивный залог мы покорили. Теперь у нас по плану условные предложения.

Марина. А вы долго готовитесь к нашим занятиям?

Арнольд Борисович. Условные предложения образуются с помощью…

Марина. Мне иногда кажется, что вы готовитесь к ним по ночам. Ну, вы же очень занятой… и я по ночам тоже не могу спать — потому что знаю: вы сейчас не спите…

Арнольд Борисович. Мариночка. Давайте придумаем какое-нибудь предложение условное на русском языке. И переведем на английский.. (пауза, смотрит на Марину, она молчит и мечтательно улыбается). Условные предложения начинаются обычно так: если бы я…или если бы у меня… или если бы вы… Ну? (строго). Мариночка!

Марина. А да! Условные предложения… Если бы я…

Арнольд Борисович. Если бы вы…

Марина. Если бы я узнала вас лучше, я бы старательнее готовилась к нашим занятиям.

Арнольд Борисович. Хорошо. Переводим на английский. Главное предложение у нас образуется с помощью…погодите. Это у нас нереальное действие получается. А надо реальное сначала разобрать. Давайте попроще.

Марина. Почему же нереальное? Вы не хотите со мной как-нибудь поужинать?

Арнольд Борисович. Отличный пример! Если плита будет работать хорошо, я смогу приготовить чудесный ужин. А? Записывайте, пожалуйста, на русском.

Марина. Мне не нравится это предложение!

Арнольд Борисович. Какая вы сегодня капризная! (Марина слегка меняется в лице). Ну ладно-ладно. Вам можно (слегка дотрагивается до ее плеча). Придумайте другое.

Марина (улыбается). Если бы вы зашли ко мне завтра, я бы приготовила чудесный ужин.

Арнольд Борисович. Да что же у нас все нереальное какое-то! Понимаете, Марина, есть два типа предложений. Условных. Реальные условия и нереальные условия. Нам нужно сначала разобрать реальные. Более простые. Ну, например, если погода будет хорошая — я пойду гулять. Понимаете?

Марина. А погода чудная сегодня! Может, прогуляемся до метро?

Арнольд Борисович. Вооооот! Молодец! Если погода будет хорошая, мы обязательно прогуляемся до метро. Пишите.

Марина. Правда?

Арнольд Борисович. Пишите.

Марина (записывает предложение). А вы женаты?

Арнольд Борисович (ему приходит сообщение на телефон, читает, хмурится). Ой. Мариночка. У меня тут срочные обстоятельства возникли. Надо бежать. Простите (целует ей руку).

Марина. Как бежать?.. а условные предложения? А нереальные условия? Мы же не…

Арнольд Борисович. Все реальные и нереальные условия мы обсудим в следующий раз. Давайте в четверг? Денег я с вас сегодня не возьму. Ибо не заслужил. Простите еще раз! (держит ее за руку, Марина не сопротивляется).

Марина. А может мы…

Арнольд Борисович. Всё-всё-всё, Мариночка. Убегаю (еще раз целует ей руку, быстро собирается, уходит).

Артём идет за Арнольдом Борисовичем. Марина остается сидеть за столом, улыбается. Арнольд Борисович выходит на улицу, набирает чей-то номер.

Арнольд Борисович. Алло! Хаббарда вызывали?

 

Сцена 14.

Ночь. Алина одна дома. Сидит с книгой за журнальным столиком. Она курит. Слегка нервно смотрит на настенные часы. В коридоре слышен звук открывающейся двери, Алина тушит сигарету, идет в прихожую. В прихожей пьяный НИКОЛАЙ пытается расшнуровать ботинки. Видно, что делать это в куртке и в кепке ему неудобно.

Алина. Может, сначала куртку снимешь, как все нормальные люди?

Николай. Нет! Я делаю то, чего все боятся! (продолжает возиться со шнурками).

Алина. Ты в своем уме?

Николай. А ты какой рукой зубы чистишь по утрам? Правой? Не пробовала левой?

Алина. Что ты несешь? (кричит). Да сними ты уже эту куртку!

Николай вздыхает, снимает куртку и, наконец-то расшнуровывает ботинки.

Николай. С тобой всегда так — ничего не изменить.

Алина (ядовито). Ну что? Новая работа — новые собутыльники?

Николай. Нет! Он у меня один! Зато самый лучший!

Алина. Надеюсь, твой начальник. Путевочки в санаторий при случае и прочие прелести жизни.. (разворачивается, идет в сторону зала).

Николай. Ой! Тебе бы все прелести жизни…тьфу! Никаких выгод, милая моя! Только самое искреннее общение и единение душ! Мой новый друг — бомж.

Алина (останавливается, поворачивается к нему). Кто?!!

Николай (гордо). Бомж! И мы с ним беседуем не о выгодах и прелестях жизни! А о высоком! О литературе! Об искусстве! Он настоящий!

Алина (прислоняется к стенке). Какой ты все-таки идиот! Бомж! Да ты что свихнулся? А если ты от него какую-нибудь заразу подцепишь? Кожное что-нибудь… Тьфу-тьфу-тьфу! Иди в душ! Быстро! Фу! Бомж! Вы с ним точно по барам ходите, а не по помойкам?

Николай. По барам, по барам. Не волнуйся.

Алина. Да уж с чего бы мне волноваться! Мой муж «встречается» с бомжом! Поводов для волнения ноль. А я думаю, что за запах странный. Фу!

Николай. Ты не понимаешь. Он единственный, кто меня слушает. Все остальные — делают вид.

Алина. А ты не мог найти слушателя поприличнее?

Николай (глубокомысленно и важно). Слушателей не выбирают! (хочет поцеловать Алину).

Алина (отшатывается от него). Фу! Иди в ванную!

Николай. В ванную, так в ванную (уходит в ванную, включает воду, почти кричит). У меня, между прочим, позавчера коллега умер и товарищ хороший. Мишка Перов. Помнишь его? Так глупо. Рак легких. Тридцать лет. Младше меня даже. Завтра похороны.

Алина (уходит в комнату, закуривает). Я тебя совершенно не слышу.

Николай (тихо). Ничего-ничего. Как всегда.

Алина (кричит). Я завтра к бабушке поеду. На весь день. У нас с утра психиатр, потом физиотерапевт, а потом мы гулять пойдем в парк. Ей нужен свежий воздух. Вечером вернусь (тушит сигарету). Борщ в холодильнике. Мойся как следует! Я спать (уходит).

В ванной продолжает течь вода.

 

Сцена 15.

Арнольд Борисович и Николай в рюмочной. Вечер. Перед ними на столе книга Довлатова. Чуть поодаль за столиком сидит Артём, прислушивается к их беседе.

Арнольд Борисович. О! Довлатов! Спасибо! Я, наверное, через недельку верну.

Николай. Да читайте сколько угодно. Я ее наизусть знаю.

Арнольд Борисович (убирает книгу в сумку). За Довлатова!

Николай (хмуро). За него, родимого.

Выпивают.

Арнольд Борисович. В чем дело?

Николай. Я даже не знаю…вы сочтете меня сумасшедшим.

Арнольд Борисович. Я?! Точно нет! (смеется).

Николай. Дело очень темное.

Арнольд Борисович. Ну?

Николай. Моя жена. Мы живем десять лет. Ей со мной скучно, я знаю. Но мы друг к другу привыкли. У нее есть бабушка двоюродная. Милая такая старушка была, когда я ее видел. А не видел я ее давно. Года четыре-пять назад …не помню. Так вот. Бабушка больна. Психически. Она мало кого узнает. Забывает все сразу же. В общем, особый режим, общение только с родственниками и прочее. Давайте еще выпьем.

Арнольд Борисович. Да. Я принесу. По пятьдесят?

Николай. Ага.

Арнольд Борисович уходит за выпивкой. Возвращается с двумя рюмками водки. Выпивают молча. Пауза.

Николай (вздыхает). Ну в общем, моя жена, как любящая внучка ходит бабушку навещать, продукты носит, картошку у нее забирает — у бабушки свой огород, на котором ей помогают также родственники дальние какие-то. Как-то так. А к бабушке никого не рекомендуется пускать, кроме самых близких (пауза).

Арнольд Борисович. Ну?

Николай. И прошлые выходные жена снова у бабушки была. А я сегодня был на похоронах у товарища. От рака умер.

Арнольд Борисович. Царствие небесное.

Николай. Ага. И на кладбище я увидел бабушку!

Арнольд Борисович. Какую бабушку?

Николай. Бабушку жены! Иду себе после похорон, а она на меня смотрит!

Арнольд Борисович. Бабушка?

Николай. Бабушка! Собственной персоной!

Арнольд Борисович. И не узнает?

Николай. Да как она меня узнает! Она с памятника смотрит! С фотографии. И улыбается еще так. Она веселая старушка была.

Арнольд Борисович. Бабушка умерла?

Николай. Получается, что так.

Арнольд Борисович. А это точно она?

Николай. Да точно! Имя ее. Фотография…и дата смерти — знаете какая?

Арнольд Борисович. Какая?

Николай. Три года назад!!!

Арнольд Борисович (пьяно). Стоп. А жена не говорила об этом?

Николай. Нет! Она к бабушке до сих пор ходит! Помогает! Картошку носит! И сегодня весь день у нее была!

Арнольд Борисович. Хм. Странно.

Николай. У меня два варианта. Даже не знаю, какой из них хуже. Либо моя жена помешалась и ходит к бабушке на могилку, думая, что та жива до сих пор. Но моя жена слишком нормальная для таких штук. И вообще во все это не верит (шепотом). Либо … (пауза). она убила бабушку.

Арнольд Борисович. Что?! Да вы в своем уме, Николай?!

Николай. А почему она скрывает от меня ее смерть уже три года? А?

Арнольд Борисович. Ну, мы же не в произведении Агаты Кристи. Бог с вами!

Николай. Мне иногда кажется, что мы в каком-то месте похуже всякого детектива.

Арнольд Борисович. Вы что спустя десять лет совместной жизни можете реально подозревать жену в таких вещах?

Николай. От этой жизни и от людей можно ожидать всего, чего угодно.

Арнольд Борисович. Но убийство… Должны быть мотивы.

Николай. Жена чуть ли не единственная внучка, которая помогала бабушке. И скорее всего, квартира досталась бы ей по наследству. Может, ей захотелось побыстрее вступить в свои права…

Арнольд Борисович. Но ведь можно было обойтись без криминала! Старушка бы и сама умерла! Можно было просто подождать.

Николай. Можно. А можно и не ждать…я не говорю об убийстве в чистом виде. В смысле я не думаю, что она ее зарезала или что-то еще…она, возможно, дала ей какие-нибудь лекарства сильные… или наоборот не дала…или не покормила вовремя. Не знаю. Вариантов масса.

Арнольд Борисович. Вы меня пугаете!

Николай. Почему она не сказала мне о смерти бабушки? Почему? А? Тут что-то не то.

Арнольд Борисович. А ее спрашивать не пробовали?!

Николай. Я только сегодня узнал. Дома не был еще. Но я не буду ее расспрашивать пока. Подожду.

Арнольд Борисович. Чего?!

Николай (пожимает плечами). Поживем — увидим. Ваше здоровье! (допивает водку, морщится).

 

Сцена 16.

Алина в квартире бабушки одна. Моет посуду. Что-то напевает себе под нос. На кухню заходит двоюродная Бабушка Алины, проходит, садится за обеденный стол. Алина, домыв посуду, разворачивается к ней.

Бабушка. Здравствуй, внученька.

Алина замирает.

Бабушка. Ну чего же ты не здороваешься со мной?

Алина (почти падает на стул рядом с раковиной). Здравствуй, бабуль.

Бабушка. Как живешь, детонька?

Алина. Ничего себе так живу.

Бабушка. И я ничего. Чаю нальешь?

Алина. Ага. Щас (медленно наливает чаю, ставит кружку на стол).

Бабушка пьет чай, шумно прихлебывая. Алина смотрит на нее испуганно.

Алина. Бабуль.

Бабушка. А?

Алина. Бабуль, а ты же умерла?

Бабушка. Как же я умерла, милая, если ты ко мне каждые выходные в гости ходишь? А?

Алина. Я же не к тебе хожу…а в квартиру твою.

Бабушка (не слушает ее). Ах, Алиночка, Алиночка. Чему я тебя всю жизнь учила?

Алина. Да?

Бабушка. Я тебе всегда говорила: веди себя достойно! А ты что?

Алина. А я что?

Бабушка. А ты прелюбодеянием занимаешься! И не первый год уже! Когда тебе надоест?

Алина (расслабляясь, преодолев испуг). Ну. Я не виновата, что с Колей так. Скучно с ним. И в постели тоже!

Бабушка. Скучно ей! Благотворительностью займись! На работу пойди!

Алина. Ну…не знаю.

Бабушка. Трахаться-то грех, детонька!

Алина. Тоже мне грех! Это жизнь.

Бабушка (несколько диктаторским тоном). Трахаться — грех! Мы с моим Ванечкой только, чтобы деток родить, трахались. Пять раз за всю жизнь семейную (пауза, загибает пальцы). Нет. Шесть. Шесть раз. Токмо ради деток. Токмо ради них.

Алина. А как же можно не трахаться?

Бабушка. Да уж, видать, как-то можно! Подумай, внученька! Трахаться — грех. Спросит тебя Боженька на небесах — как ты жизнь свою земную провела? А ты что ответишь? В постели с мужиками? Фу! Недостойный ответ.

Алина. Да как же бабушка я ….

Бабушка (не слушает, встает). Пора мне, милая (на пороге кухни оборачивается). Ты бы хоть зашла ко мне разок. На могилку-то. Неухожено там как-то. Нехорошо. Перед соседями неудобно. У всех вокруг-то прибрано. Я же порядок люблю. Помнишь? (уходит).

Алина кивает, смотрит ей вслед, молча. Некоторое время стоит неподвижно. Потом идет в комнату за сотовым телефоном, набирает номер.

Алина. Привет. Это я. давай сегодня встретимся в кафе. Не могу у бабушки. Нет. Потом объясню (пауза). Что так сложно раз в жизни выйти в свет со мной? Я не просто так об этом прошу! Да. Давай через полчаса. Давай (кладет трубку, шумно вздыхает, закуривает).

 

Сцена 17.

Арнольд Борисович и Алина в кафе. Арнольд Борисович щегольски и дорого одет. Выглядит, как бизнесмен. Или хороший юрист. Он пьет коньяк. Алина курит. За столиком неподалеку сидит Ирина и пьет мартини. Арнольд Борисович ее не замечает, он увлечен разговором с Алиной.

Арнольд Борисович. Бабушка вернулась?

Алина (едва заметно вздрагивает). Вроде того.

Арнольд Борисович. Ну, так бы и сказала. Я бы снял что-нибудь неподалеку.

Алина. Да просто захотелось куда-нибудь выйти (снова закуривает, нервно смеется). А я тебе рассказывала про своего прекрасного муженька?

Арнольд Борисович (с легкой опаской). Смотря что…

Алина. Он же у меня отколол какую штуку! Ты ни за что не угадаешь! Он у меня встречается с бомжом!

Арнольд Борисович на мгновение замирает.

Алина (нервно смеется). Правда, ненормальный?

Арнольд Борисович (пауза). А ты говоришь, бабушка домой вернулась?

Алина. А причем здесь бабушка?

Арнольд Борисович. Точно вернулась?

Алина. Я не совсем понимаю, куда ты….

Алина не успевает закончить фразу, в кафе неожиданно врывается Артём, решительными и быстрыми шагами идет к их столику.

Алина. Ты?..

Артём.  Я.

Арнольд Борисович (Алине). Кто этот юнец? Мне кажется, или я где-то его уже видел.

Алина. Да так. Не знаю даже как его назвать.

Артём (Арнольду Борисовичу). Видели-видели! Когда водку с ее мужем пили!

Алина. Что ты несешь?..

Артём (Алине, взахлеб). Послушай! Послушайте!.. я хотел сказать, что ты,.. вы достойна большего. Он не может быть твоим любовником. Он не пара тебе…вам…он обманывает тебя…вас. Он ведет неадекватный образ жизни, он сегодня один, а завтра совершенно другой…

Арнольд Борисович. Забавный мальчик… где ты его откопала?

Алина. Да вот как-то раз картошку помог донести…

Артём. В общем он не с тобой одной встречается….он…он…

Алина. У тебя бред. Или горячка…я не знаю — выбери сам. Не хочу тебя слушать.

Арнольд Борисович. Даааа… а все началось с того, что бабушка вернулась…

Артём (Арнольду Борисовичу). Кстати, о бабушке…

Алина (резко). Ты мне надоел! Арнольд, сделай что-нибудь.

Арнольд Борисович вздыхает, встает, берет Артёма за плечи и силой выводит в сторону выхода. Ирина обращает на них внимание.

Артём (сопротивляясь). Алина! Он тебя не ценит! Он трахает других! А еще он изображает из себя бом.. (легкий удар в челюсть от Арнольда Борисовича). Алина! А я хотел только тебя! Алина! У меня вообще последнюю неделю никого не было! И все из-за тебя! Со мной первый раз такое! Реально тебе говорю!

Арнольд Борисович выталкивает Артёма за дверь. Через несколько минут возвращается, слегка запыхавшись.

Арнольд Борисович. Ну, ты даешь, милая. Парень совсем не в себе…

Алина. Он в порядке?

Арнольд Борисович не успевает ответить, к ним подходит Ирина, слегка пошатываясь, садится на диван рядом с Арнольдом Борисовичем. В это время в кафе забегает Марина.

Марина. Там на улице парень…мне кажется ему не.. (замечает Арнольда Борисовича рядом с Алиной, замолкает, садится за столик в углу, наблюдает за происходящим. Никто не обращает на нее никакого внимания).

Ирина (Арнольду Борисовичу). Арни? Это ты?

Арнольд Борисович (едва заметно вздыхает). А что — похож?

Ирина. Поразительно похож!

Арнольд Борисович. Ну, вот и вышли в свет. Пиздец.

Ирина. Так это все-таки ты?

Арнольд Борисович (слегка раздражаясь). Я! Я!

Ирина. Вот блядство! Ты че не настоящий бомж?

Арнольд Борисович. Ну…как бы …тебе сказать…понимаешь…

Алина. Бомж?

Ирина. Бомж, бомж! Только не настоящий! Правда, не настоящий?

Арнольд Борисович. Нет.

Ирина. А зачем тебе это?

Арнольд Борисович. Я так живу.

Ирина. Блииииин! Я че с ненастоящим бомжом трахалась?

Алина. Вы трахались?

Арнольд Борисович (Ирине). Ну…получается, нет (Алине). Ну…..

Ирина. Черт! Очередной мудак на моем пути. Я думала, я с настоящим….черт! (Алине). Вот всегда так! Всё кругом ненастоящее. И даже бомж!

Алина. Не переживайте так. Тема бомжей вообще очень актуальна в нашем мире.

Арнольд Борисович. А вообще дела-то как?

Ирина. Да дела прекрасно! Увольняюсь! (Алине). Кстати, вам работа не нужна? У нас освободилась вакансия в центре.

Алина. Как вы угадали? Я как раз подумала о том, чтобы пойти работать.

Ирина. Это моя работа — угадывать людей. Держите визитку. Позвоните им. Зарплата хорошая (дает Алине визитку, встает).

Арнольд Борисович. Не обижайся на меня.

Ирина. Да чего уж там! (направляется, слегка пошатываясь к двери, разговаривает сама с собой). Блиииин. А так похож на бомжа! Вот дерьмо!

Ирина в дверях сталкивается с Николаем. Он пропускает ее на улицу, направляется к столику Арнольда и Алины.

Арнольд Борисович. Сегодня что — вечер свиданий?

Николай пожимает руку Арнольду Борисовичу, садится рядом с Алиной.

Николай. Привет.

Алина (достает очередную сигарету). Ты что следил за мной?

Николай. Да.

Алина. Ну и как ощущения?

Николай. Ощущения такие, что ты украла у меня друга единственного.

Алина. В каком смысле?

Николай. А это мой приятель… (мнется).

Арнольд Борисович. Ну! Смелее, Николай! Приятель-бомж!

Алина. Какой же он бомж? Ты сдурел, Коля? Вы все сегодня сдурели? Тот самый что ли?

Арнольд Борисович. Нет. Николай прав. Я его приятель-бомж. По совместительству твой респектабельный любовник. Приятно познакомиться.

Николай как будто не обращает внимания на его слова про любовника.

Алина. Таааак. Сегодня вечер юмора. Черного! Ну, Коля-то понятно, это в его духе. А ты же трезвый мужик, Арнольд! Тебе это зачем?

Арнольд Борисович. Каждый сходит с ума по-своему.

Николай. Алина. Мне нужно узнать кое-что.

Алина. Да?

Николай. Где твоя бабушка?

Арнольд Борисович. Воооот! Всех в последнее время интересует этот вопрос!

Алина. Бабушка дома.

Николай. Отведи меня к ней.

Алина. Что случилось?

Николай. Дело в том, что бабушки нет дома! Она в другом месте!

Алина. Каком, интересно…

Николай. Ты знаешь каком! На кладбище!

Алина. Откуда ты знаешь?

Николай. Я ее там видел.

Алина.  А. Понятно.

Николай. И ты мне ничего не хочешь сказать?

Алина. А что тут скажешь. Бабушка умерла. Три года назад.

Николай. Сама?

Алина. В смысле?

Николай. Сама умерла?

Алина. А как еще?

Николай. Как! Как! Почему ты скрывала от меня ее смерть?

Алина. Скрывала — чтобы встречаться на ее квартире с мужиками.

Николай. Так ты не убивала бабушку?

Алина. Нет! Я не говорила тебе, чтобы иметь предлог для походов налево! Ты слышишь? Налево!

Николай (с большим облегчением). Ну слава Богу!

Арнольд Борисович. Вам легче?

Николай (пауза). А вам было бы легче, если ваша жена оказалась не убийцей, а просто блядью?

Арнольд Борисович не успевает ответить.

Алина. Коль. Ты меня когда-нибудь простишь?

Николай. Не знаю. Нужно время. Я всегда делал то, что хотелось тебе. А пора то, что хочется мне. Я пару недель поживу у друга.

Алина. Хорошо.

Арнольд Борисович. А мы увидимся, Николай?

Николай пожимает плечами.

Арнольд Борисович. Я странный тип. Но мне кажется, мы не зря сошлись.

Николай. У вас же мой Довлатов?

Арнольд Борисович. Да. И вы знаете, где меня найти (протягивает ему руку).

Николай пожимает ему руку, уходит. Алина в легком трансе, тушит сигарету. Арнольд Борисович допивает свой коньяк.

Алина. Мне нужно кое-что сделать.

Арнольд Борисович. И мне.

Алина. Ну, ты давай. Не пропадай. Приходи к Коле в гости. Только не в виде бомжа. Че-нибудь приличное надень. У нас дома евроремонт. Жалко.

Арнольд Борисович. Хорошо.

Алина встает, надевает пальто, целует его в щеку.

Алина. А мальчик там точно в порядке?

Арнольд Борисович. Да че ему будет. Живуч.

Алина. Ну, хорошо. Жалко его. Пока.

Арнольд Борисович. Пока.

Алина уходит. Арнольд Борисович достает сотовый, набирает номер. Марина смотрит на дисплей, принимает входящий вызов, но отвечает не в трубку телефона, а просто в голос, медленно подходит к Арнольду Борисовичу, встает за его спиной.

Арнольд Борисович. Алло. Марина?

Марина. Да

Арнольд Борисович. Я хотел завтра занятие попозже назначить.

Марина. Хорошо.

Арнольд Борисович. Да. Давайте в восемь. Возле станции метро. Да. Как в прошлый раз. Ага.

Марина. А мы не потеряемся?

Арнольд Борисович. Нет. Прямо на улице. Мы не … (замечает Марину). разминёмся… (убирает телефон в карман). Давно вы здесь?

Марина (грустно улыбается). Целую вечность.

Арнольд Борисович. Ну что ж.. (встает, щелкает пальцами, кричит). А теперь для этой прекрасной девушки! Челентано! (играет какая-то зажигательная песня Челентано, Арнольд Борисович конвульсивно дергается в безумном танце, Марина смотрит на него с опаской. Через несколько минут Арнольд Борисович в изнеможении падает на стул).

Марина. Бомж, учитель, респектабельный любовник… Что это?

Арнольд Борисович. Я меняюсь. Живу несколькими жизнями.

Марина. Зачем?

Арнольд Борисович. А вам никогда не хотелось прожить несколько жизней? Ведь одна — это так ничтожно мало! Ведь это скучно! Даже несколько жизней наскучивают! Что уж говорить об одной!

Марина. Господи! Я думала, хоть вы нормальный.

Арнольд Борисович. В чем нормальность, Мариночка? В чем? С годами самые безумные вещи начинают казаться нормальными и даже рутинными (очень увлеченно). Я полжизни провожу в подвале. Он у меня очень похож на канализацию. Стены окрашены в голубой цвет, сверху капает вода. Я из другого города приехал. Был юнцом еще. Меня преследовал один и тот же сон — как будто я живу здесь, в этом городе, в подвале или в канализации какой-то с голубыми стенами… и я безумно был счастлив всегда в этих снах! Так что у меня тоже все идейно. Как у вас, Мариночка.

Марина хочет уйти.

Арнольд Борисович. Мариночка, а мы будем еще заниматься английским?

Марина. Не знаю. Я бы прогулялась…

Арнольд Борисович делает движение в ее сторону.

Марина. …одна (идет к выходу, в дверях оборачивается). А за Челентано спасибо.

Арнольд Борисович самодовольно пожимает плечами.

Марина. Только это не та песня (уходит).

Арнольд Борисович заказывает коньяку.

 

Сцена 18.

Алина на кладбище. Тихо. Слышно лишь щебетание птиц и отдаленный гул шоссе. На могиле бабушки Алины свежие цветы. На столике печенье и конфеты. Могила прибрана. Алина сидит на скамейке возле могилы.

Алина. Ну вот, бабуль. Теперь ты довольна? Красиво у тебя тут. Тихо. Хорошо. Спокойно. А помнишь, как я к тебе приезжала фольклор собирать? Ты еще в деревне тогда жила. Я была на первом курсе университета. Налила мне самогонки помню. Смешно — я пить не хотела. А ты говорила, одна не пью, а без самогонки не пою (смеется). Ну, пришлось пить! А какие ты мне частушки пела, помнишь? До сих пор краснею, когда вспоминаю. И смех и грех. А все равно хорошие частушки. Настоящие (пауза). А что мы с тобой вместе пели? Песню какую-то. Такая душевная-душевная. Старая. Ну, русская народная…там еще про тропинку…про снег.. (задумывается, долгая пауза). Коля от меня ушел. Но он должен вернуться. Мы же друг к другу привыкли. Я думаю, вернется. Сказал, что вернется. Я на работу устраиваюсь. Буду теперь при деле (пауза). А! Вспомнила (поет). Белым снегом, белым снегом ночь метельная ту стежку замела, по которой, по которой я с тобой, любимый, рядышком прошла. По которой, по которой я с тобой, любимый, рядышком прошла….

 

Сцена 19.

Метро. Прибывает поезд. Среди людей заметно легкое волнение. К платформе подходит Арнольд Борисович. Он в плащ-палатке, резиновых сапогах и дурацкой панамке, в руках несколько удочек.

Арнольд Борисович (мужчине). Что за паника?

Мужчина. Да мужик на рельсах!

Арнольд Борисович. Под поезд бросился?

Мужчина. Нет! Просто лег! Я ему руку предлагал, он как-то странно улыбался. Сумасшедший.

Арнольд Борисович. А на рельсы головой к поезду лег?

Мужчина (странно смотрит на Арнольда Борисовича, медленно). Головой.

Арнольд Борисович (улыбается). Ну, значит, выжил (пауза, внимательно смотрит на мужчину). Я слышал, сегодня будет хороший клёв.

Мужчина. Правда?

Арнольд Борисович кивает, продолжая улыбаться, заходит в вагон. Мужчина идет за ним.

Занавес

Февраль 2011  — март 2011