Восьмой фестиваль (2012) » Первая читка

Ольга Стрижак
Кеды
Пьеса-баловство, она же Эпопея, в 3-х действиях и 30 картинках…точнее рисунках…

Мише, Леше и Игорю. Мальчикам, которые спасут этот мир.

Я забыла все, чему
Нас учили столько лет:
Неужели я сама
Не найду на все ответ?
группа «Мираж»

Я не верю,
что это
винтики
на плечах
нашу Землю
держат!..
Роберт Рождественский

…Все выгорело начисто.
Милиции полно.
Все — кончено!
Все — начато!
Айда в кино!
Андрей Вознесенский

It’s getting hard to be someone but it all works out.
It doesn’t matter much to me.
The Beatles, «Strawberry Fields Forever»

Действующие лица:

Гриша
Миша
Саша
Катя
Полина
Таня
Кристина
Мать Гриши
Отчим Гриши
Павел Иванович (Начальник Гриши, отец Кристины)
Мать Миши
Мальчики, 1 и 2
«Виталь»
Старушка
ОМОНовцы
Несогласная женщина
Люди в барах
Автор и другие случайные свидетели

ДЕТСТВО
1.

Гриша на кухне. Разглядывает содержимое холодильника. Разговаривает по телефону.

Гриша. Капец? Не думаю… Ну как-то это не проблема… А для меня — нет… Да я полюбому зайду, деньги оставшиеся забрать… Заскачу, и тебя заберу. Только кеды схожу куплю… Ты мне не помощник в таком тонком деле… И я тебя целую, чувак.

Гриша закончил разговор, слышит звук открывающейся двери. Он быстро достает молоко из холодильника. Выйти из кухни уже не успевает. Отпивает молоко из бутылки, морщится — оно кислое. Наливает в кастрюльку, ставит на плиту.

2.

Гриша стоит у плиты, кипятит молоко. Входит мать Гриши.

Мама. Что ты делаешь дома так рано?

Гриша. Да я и был дома.

Мама. Что это значит? Ты не ходил на работу?! Что ты молчишь? Тебя уволили?!

Гриша. Я просто не успел тебе сказать!

Мама. И сколько дней уже?

Гриша. А ты чего так рано?

Мама. Так папа прилетает. Доставай из сумок скорей. Будешь ужинать?

Гриша. Нет, я опаздываю уже. И я вот (Показывает на кастрюльку с молоком).

Мама. С нами посидишь.

Гриша. Мам, дай денег, мне надо кеды купить.

Мама. Значит давно уволили, раз у тебя даже денег нет!

Гриша. Нет, мне просто не выплатили. Я тебе верну. Сегодня… Завтра.

Мама. А почему уволили? Павел Иванович в курсе?

Гриша. Да я сам уволился, мам.

Мама. Как сам?

Гриша. Ну, я больше не могу.

Мама. Чего не можешь?

Гриша. Хочу отдохнуть просто. На горизонте дела всякие появились.

Мама. Какие дела, Гриша?!

Гриша. Мам, сколько вопросов от тебя! Ты мне дашь денег или нет?

Мама. Не дам. Может папа тебе что-то и привезет, он-то еще не в курсе, что ты уволился, побаловать тебя захочет небось.

Гриша. Мам, ты че, его просила? Мам, не проси его ничего мне привозить, вы ничего все равно не понимаете!…

Мама. Может и просила. Только теперь жалею. Опять без работы! Что папа скажет?

Гриша. Ну что ты его папой называешь, он ни тебе не папа, ни мне!

Мама. Не знаю, мне кажется, так правильно.

Гриша. Правильно для кого?

Хлопает дверь. Через мгновенье в кухню входит отчим Гриши. Обнимает маму. Жмет руку Грише.

Отчим. Я в душ. Где стол?

Мама. Сейчас будет.

Отчим. Ну что вы, не могли раньше?

Мама. Сейчас будет!

Отчим. (Грише) Что ты стоишь? Накрывай!

Мама. Давай, Гришенька, давай!

Мама достает салаты, купленные в магазине, в соответствующих контейнерах. Так же курицу-гриль.

Гриша брезгливо открывает контейнеры с едой.

Мама. Смотри, какая вкуснятина?

Гриша. Нет, спасибо.

Мама. Совсем ты сдурел со своим вегетарианством!

Гриша. Я не вегетарианец!

Мама. А кто? Вот смотри, этот без мяса — только колбаска. Колбаска считается?

Гриша. Считается.

Мама. А крабовый вот?

Гриша. Он с майонезом.

Мама. Господи, образумь его!

Гриша. Надеюсь, он вас образумит когда-нибудь!

Мама. Ходи голодным!

Гриша. Лучше ничего не есть — чем есть, что попало. И лучше быть одному, чем…

Мама. Ага-ага. Только голодные дети блокадного Ленинграда тебя не поняли бы.

Гриша. Они бы не меня не поняли, а Омара Хаяма. И не надо, блокада — это крайность.

Мама. Ох, сынок… блокада была шестьдесят пять лет назад, а ты уже такой умный…

Гриша. Ну в чем я виноват? Что я сейчас родился?

Мама. Вот ты родился двадцать шесть лет назад, знаешь, как было сложно… Стоять в очередях в магазин… Не знать, будет ли тебе молоко или нет.

Гриша. Я помню, сухое было.

Мама. Ага, гуманитарная помощь… и майонеза. Майонеза тогда не было в помине!

Гриша. Хорошие времена были.

3.

Гриша, мать и отчим сидят за столом. Ужинают.

Отчим. Ты чего не ешь?

Гриша. Я не хочу!

Отчим. Я вот проголодался как волк. Ужасно кормят в самолетах щас.

Мама. Зато пОют хорошо.

Отчим. Что ты делаешь? Куда ты пальцами полез?

Гриша. Пенку достать.

Отчим. Какую пенку? Ты что кипяченое молоко пьешь?

Гриша. А что нельзя?

Отчим. Ты грудничок что ли?

Гриша. Груднички грудное молоко пьют вроде.

Отчим. А ты не умничай. А то подарки не получишь. Хочешь же посмотреть подарки?! Хочешь!

Мама толкает Гришу локтем.

Гриша. Хочу.

Отчим, сияя, достает из под стола коробку.

Гриша. У меня же есть айфон.

Отчим. Так это «четверка»! Или матери отдать?

Гриша. Нет, спасибо, я благодарен.

Отчим. Благодарен он, смотри на него. И вот тебе. Модник.

Отчим надевает на Гришину голову кепку. Дергает ее за козырек, чтобы лучше села на Гришеной голове.

Отчим. Ну поправишь, там ремешок сзади. Носи и радуйся. Нормальная же вещь? Вы же все такие носите щас? Или ты такую не хотел?

Гриша. Хотел.

Отчим. А что морда недовольная?

Гриша снимает кепку, осматривает ее, крутит в руках.

Гриша. Все нормально.

Отчим. Ну я же вижу! Что опять не так?

Гриша. Нормально все.

Отчим. Что нашему мальчику не понравилось?

Гриша. Здесь, короче, видите, мне не нравятся открытые.

Отчим. Че-е?

Гриша. Мне открытые не нравятся, когда… на ремешке. А не целиком. Не целиковые.

Отчим. Чего? Какая разница?!

Гриша. Это разные модели. Мне закрытые нравятся, нравится та модель. А эти — не нравятся. То есть, не очень нравятся. Но то есть носить буду, конечно, спасибо.

Отчим. Тьфу, бля!

Мама. Володя!

Отчим. Нет, ты видела его! Модель ему не нравится! Никакой благодарности!

Мама. Володя, ему нравится все.

Отчим. Отдай сюда айфон. Всё, айфон матери. И прекрати ковыряться пальцами в кружке! Что ты делаешь?

Гриша. Это пенка!

Отчим. Положи ее обратно! Положи, я сказал! Выпьешь с пенкой!

Гриша какое-то время держит пенку в пальцах, затем кладет ее на скатерть.

Мама. Гриша!

Отчим. Тьфу, бля!

Мама. Володя!

Отчим. Выйди из-за стола!

Мама. Володя!

Отчим. Всё потому что твой отец ему разрешал гущу руками есть в борще! Это все ты виновата!

Мать вытирает салфеткой пенку со стола.

Мама. Гриша! Миленький…

Гриша встает, протягивает отчиму руку.

Гриша. Владимир, спасибо!

Отчим. Хрен тебе, а не айпад в следующий раз. Не заслужил.

Гриша. (Стоит с протянутой рукой) За бейсболку спасибо, мне очень нравится.

Отчим. (Жмет руку Грише) Иди, иди. Не подлизывайся.

Гриша. Но только мне уже не пять лет, чтоб со мной так разговаривать.

Отчим. А ты мне не рассказывай, как мне в моем доме разговаривать. Заведи свой и устанавливай там правила.

Гриша выходит из кухни.

Отчим. Ну что сидишь, зыркаешь. Иди, пожалей его, я же знаю, как тебе хочется к нему. К сыночку своему.

4.

Гриша мечется в своей комнате.

Гриша. Блять, блять, ебанный насос! Мне не нравятся открытые, не нравятся!! (Запихивает шапку в задний карман джинсов).

Входит мама Гриши.

Мама. Куда ты собрался?

Гриша. В магазин. Кеды нужно купить.

Мама. А в комнате убираться не нужно? В комнате когда приберешь?

Гриша не реагирует, ищет что-то в комнате.

Мама. Можно я приберу?

Гриша. Мам, не трогай ничего в комнате!

Мама. Нечего шляться по друзьям, когда дом есть!

Гриша. Я не шляюсь. Я вообще могу домой не приходить.

Мама. Ну ты многое можешь, ага.

Гриша. Мама, только не трогай мои вещи пожалуйста, ладно?

Мама. Вот зачем тут эти журналы лежат?

Гриша. Они мне нужны!

Мама. Больше шляйся, я сама их выкину.

Гриша. МАМА!

Мама. А зачем тебе эти пластинки? Проигрыватель давно сломался.

Гриша. Я у Саши могу послушать в любой момент!

Мама. Отнеси к нему.

Гриша. Они мои!

Мама. Не кричи!

Гриша. Шостакович тебе чем не угодил?

Мама. Да разве дело в Шостаковиче… Они хоть раритетные? Продать их можно?

Гриша. Навариться хочешь? На моей душе?

Мама. Чего?

Гриша. Ничего, мам. Я тебя люблю-целую-пока-пока. Мам, где мои джинсы черные?

Мама. Постирала!

Гриша. Зачем?! Где они? Мама, а где моя рубашка в красную клетку?

Мама. Всё поглаженное в стопочке лежит.

Гриша. (Рубашке) Бедная!… Вот ты где… Мама! Я не глажу вещи! Не трогай мои вещи, пожалуйста. А то я потом найти ничего не могу.

Мама. Конечно, в таком бардаке разве найдешь что-нибудь?

Гриша. Не делай ничего! Не надо мне помогать!

Мама. Будешь в грязном ходить?

Гриша. Буду.

Мама. Отваливай.

Гриша. И не трогай мои вещи, я сказал! А то мне придется съехать от вас.

Мама. Заждались уже.

Гриша. Мам, это что?!

Мама. Футболочка твоя. Правда, когда зашитое, лучше? А то дырочки эти, как будто молью проедено. Нехорошо так ходить.

Гриша. Мама! Этой футболке столько же сколько мне! Что ты наделала?!

Мама. Гриша, ну на футболочку мы тебе деньги-то найдем!…

В комнату входит отчим.

Отчим. Что ты орешь на мать?! Самый умный?!

Гриша убегает.

5.

Гриша идет по улице, разговаривает с небом.

Гриша. Блять, твою мать!… Как так можно-то?! Ка-злы…

6.

Гриша входит в офисное помещение. Задерживается перед одним из многочисленных столов, за которыми сидят сотрудники.

Гриша(Жмет руку мужчине за столом). Виталь! Как оно все? Не скучайте без меня.

Виталий. Кто работает — тот не скучает.

Мимо Гриши проходит крупный мужчина, Павел Иванович, начальник Гриши.

Павел Иванович. Гриша, зайди.

Гриша двигается за ним. Оба заходят за перегородку, оказываются в неком подобии отдельной комнаты-кабинета.

Гриша. Павел Иванович, спасибо за все.

Павел Иванович. Я тебе не выплачу премию.

Гриша. ЗА ЧТО?!

Павел Иванович. За всё!

Гриша. Павел Иванович, мне деньги нужны!

Павел Иванович. Где ты был, когда все корячились в праздники!

Гриша. Так, то в праздники!

Павел Иванович. Не выплачу.

Гриша. Я удаленно работал.

Павел Иванович. Удаленно теперь от премии… В общем, будь здоров. Уйди с глаз, не зли.

Гриша. Я думал, мы подружились, Павел Иванович.

Павел Иванович. Я думал, у тебя совесть есть.

Гриша. Есть.

Павел Иванович. Удаленная. Всё. Пока.

Жмут руки.

Гриша. Привет Кристине передавайте.

Павел Иванович. С разбегу!…

Гриша. Тогда я ее сам наберу.

Павел Иванович. Я передам. А ты Володе передавай.

Гриша. А он не вернулся еще.

Павел Иванович. И слава Богу, посмотрел бы на тебя, на позорище такое.

Гриша. Павел Иванович, всего хорошего вам. До свидания.

Павел Иванович. Будь.

7.

Гриша выходит из-за перегородки.

Гриша. Ка-азёл…

Сталкивается с Кристиной.

Кристина. Гриша!

Гриша. Привет!

Кристина. Ты уволился, мне сказали.

Гриша. Угу.

Кристина. Жаль.

Гриша. Ты к папе?

Кристина. Типо того. Надеюсь, ты все равно поедешь в детдом на праздники?…

Гриша. Ааа-аа. Да. Конечно, поеду.

Кристина. А то в прошлый раз не ездил, нехорошо получилось.

Из-за перегородки выходит Павел Иванович.

Павел Иванович. Кристина, зайди! (Уходит)

Гриша. Я не смог в прошлый раз, правда. Но я поеду обязательно. Я сам давно хотел. Ну, давай тогда, до встречи?

Кристина. Только не забудь.

Гриша. Не забуду. Когда?

Кристина. Завтра.

Гриша. Ой-йоо… Но я буду.

Павел Иванович выходит из-за перегородки.

Павел Иванович. (Кристине) Я тебя ждать должен?!

Кристина показывает Грише знаком, что она позвонит, или наоборот, ждет от него звонка. Павел Иванович провожает ее хмурым взглядом и вслед за ней уходит за перегородку.

8.

Гриша подходит к одному из столов в офисе. За столом сидит молодой человек, голову он положил себе на руки. Это друг Гриши — Миша. Гриша стучит по поверхности стола, Миша поднимает голову и снимет наушники, в которых играет музыка.

Гриша. Миха, я с вами вписался ехать в детский дом… Я давно хотел… Лишними руки не будут, покрасим стены быстрей. С детишками поиграемся. Ну и природа. Главное дудку не забыть, да? Че ты?

Миша. А я не еду.

Гриша. КАК?

Миша. Кристи как раз тебя вместо меня приписала, я ж ездил в прошлый раз. Это для нее — благотворительность. А для нас как отработать. Обязаловка, иначе Павел Иванович устроит…

Гриша. Я что один поеду?

Миша. Ну не один, но без меня, извини.

Гриша. Вот подстава!

Миша. Слейся?

Гриша. Я ж уже пообещал. Хотя надо подумать, может и найдутся варианты.

Миша. Ну ниче, с Кристей пообщаешься.

Гриша. Да сдалась она мне. Ты освободился? Идем, мне кеды нужно купить. Кстати, займи денег.

Миша. Ты че, не купил еще? А у меня нет.

Гриша. А куда ты «зэпэ» потратил?

Миша. О-ооо! Пойдем, покажу!

9.

Мишина комната. Миша и Гриша сидят на полу, Миша демонстрирует Грише гитару.

Гриша. А-ХРИ-НЕТЬ.

Миша. Я знаю.

Гриша. У меня нет слов.

Миша. Плачь.

Гриша берет в руки гитару, обнимает ее.

Миша. Не прижимайся к ней! (Отнимает у Гриши гитару, тот не отдает, они какое-то время борются) Фу! Нельзя!

Гриша. Ревнивый какой!

Миша. Руки прочь! Она считай еще девственна… Девочка моя. Каждый скот будет тебя лапать еще…

Гриша. Я бы трахнул ее, конечно.

Миша. Я бы на твоем месте даже мысли такой не допускал! Гриша, я предупредил.

Гриша. (Кривляется) Как же так! Теперь у тебя есть она! И никто тебе больше не нужен!

Миша. Именно так. Теперь я счастлив и самодостаточен.

Гриша. А до этого был зависим и связан обязательствами?

Миша. Ни говори. Но теперь всё.

Гриша. Всё? Уже и с Полиной всё?… А что с ней?

Миша. Ничего! Обиделась. Звонит, говорит, встретимся. Я говорю, да не могу я. Потому что на самом деле не могу. На ногах не стою, в задницу накурен, я даже заснуть не могу, какое ехать куда-то, беседы вести. Она, хочешь я тогда приеду? Я говорю, не надо. У меня мама дома.

Миша забивает косяк, прикуривает, передает Грише. Гриша затягивается.

Гриша. А за что она обиделась?

Миша. За честность. Честность — мое кредо. Я каким угодно могу быть, но не нечестным, согласись? Ну ты знаешь как они в определенный момент начинают ебать мозг. Просто начинают.

Гриша. Причем в определенный момент.

Миша. Короче, я борюсь со своими демонами, она со своими. И наши демоны несовместимы.

Гриша. Странная девушка. А откуда ты ее взял? Она — чья знакомая?

Миша. Она ничья. Вообще не из одной тусовки.

Гриша. А где ты с ней познакомился?

Миша. Романтично. Стоял на набережной, никого не трогал, пиво попивал. На велике еще был. То ли рассвет, то ли закат — лепота! Девочки две сигарету стрельнули. Они раскладные уже в ниалё, поболтали с ними, посмеялись. Подходят вдруг два козла старших, меня потрясли, сказали, чтоб через секунду меня здесь не было, или они меня сами уберут. Ну, я что, я отъезжаю, оглядываюсь — они машину поймали, и девчонок запихивают в нее. И девочки, ну видно, ну не оч-хотят с ними ехать. Я не подумал особо, что тут сделать-то можно было. Сел на велик и въехал в тачку. Пока водила тормознул, пока все выгребли смотреть, что произошло. Я дверь открыл, девочек вытаскиваю. И мы втопили и всё. Убежали.

Гриша. Нихуясебе.

Миша. Да, нормально так повеселились. Одна из девочек как раз Поля была.

Гриша. И ты цел?

Миша. А что мне сделается?

Гриша. А велик?

Миша. А хуй с ним, все равно не мой.

Гриша. Тот крутой вел не твой был?

Миша. Да я тебе сто раз сказал, это Петр взял у Лёвы погонять, а Лёвик сам не помнит, у кого брал. Пока они вспоминали, я сказал — можно я попользуюсь?

Гриша. Попользовался.

Миша. Видишь, пользу принес.

Гриша. Романтично с ним расстался.

Гриша затягивается еще раз, передает Мише. Тот затягивается.

Гриша. Всё, идем. Кеды покупать.

Миша. Подожди, сейчас Саша придет.

Гриша.  О. Да ладно. Но я не могу. Мне надо кеды купить.

Миша. И долго ты его избегать будешь?

Гриша. Я его не избегаю. С чего ты вообще взял?

Миша. Я просто спросил.

Гриша. Это кто так думает, что я его избегаю?

Миша. Никто так не думает. Я просто спросил. Я отправил документы в академию в Голландию. И музон свой. Ты не хочешь попробовать так же?

Гриша. А там есть возрастные ограничения?

Миша. Двадцать пять, по-моему.

Гриша. Ну вот видишь.

Миша. Ты же хотел учиться…

Гриша. Я?!… Я хотел учиться? Да не хотел я учиться никогда! Сейчас эра непрофессионалов! Пока профессионалы проходят повышения квалификации, за них работают любители. Я вот инженер-экономист, а пишу музыку. Саша — архитектор, а пишет музыку. Ты… Ты кто у нас?…Я даже не помню, кто ты, потому что сколько тебя помню, ты пишешь музыку. А музыканты открывают рестораны, выпускают линию одежды, декорируют клубы, это говорит о чем?

Миша. Я — психолог. Одно другому не мешает.

Гриша. Я пошел за кедами.

Миша. Поеду на собеседование — привезу тебе «конверсы» настоящие.

Гриша. Ты настоящий друг. А когда собеседование?

Миша. Так они ответ еще не дали. Думаешь нереально?

Гриша несколько раз кивает головой. Потом становится понятно, что он кивает в такт играющей музыки. Миша кивает тоже. Раздается звонок в дверь. Гриша смотрит на Мишу. Тот продолжает кивать головой.

Миша. Мама откроет.

10.

Миша докручивает второй косяк. Закуривает. Входит Саша, садится рядом с ребятами.

Саша. Привет.

Миша. Чувак.

Гриша. Сашуля.

Саша (Жмет руки Грише и Мише) Привет. Матерь божья! (Берет в руки гитару)

Миша. Нет… Я ее еще никак не назвал…

Саша бережно ставит гитару рядом, берет из рук Миши косяк. Затягивается. Все трое кивают головой в такт музыке. Саша передает косяк Грише. Гриша затягивается.

Гриша. Круто.

Миша. Ну. Это последний альбом его.

Саша. Это его последний альбом?

Миша. Да.

Гриша. Круто.

Гриша протягивает косяк Мише. Миша отрицательно мотает головой. Гриша протягивает косяк Саше. Саша отрицательно мотает головой. Гриша затягивается.

Гриша. Все, надо идти.

Миша. Зацените еще! Сейчас.

Музыка меняется. Все трое качают головами.

Гриша. Ладно, пока.

Саша. Куда ты?

Гриша. Да кеды надо купить.

Миша. Присралось человеку.

Саша. Мы же к Кате все собирались?

Гриша. Я не собирался.

Саша. Как это?

Миша. А я ему не говорил.

Гриша. Да у меня другие планы были.

Саша. Ты чего? Идем.

Гриша. Неохота.

Саша. Когда-то вы должны будете начать с ней общаться. Она как-никак будет моей женой.

Гриша садится обратно. Берет гитару.

Миша. Положи. Не трогай девочку мою. Блин, руки убери, козел!

Миша и Гриша борются за гитару. Миша побеждает.

Саша. Ты что не знал?

Гриша. О чем?

Саша. Ты что ему не сказал?

Миша. О чем?

Саша. Вы что дебилы?

Миша. Сам дебил. Такие новости надо самому сообщать. Жених, блять.

Гриша. Вы че, пожениться решили?

Саша. Да. Давно. Я уже смирился с этой мыслью. Я думал, этот тебе сказал.

Миша показывает Саше средний палец.

Саша. Давно не виделись просто.

Гриша. Ты ж работаешь все время.

Саша. А ты не все время работаешь. Где инициатива?

Гриша. …Или с Катей все время.

Саша. …И не все время я работаю.

Гриша. От меня инициатива должна исходить?

Саша. …И не все время я с Катей.

Миша. Всё. Хватит. Эта. Ты все время с ней.

Гриша. Ладненько. Я ушел.

Саша. Блин, ты че, серьезно сейчас попрешься за кедами?

Гриша. Да, мне присралось.

Саша. Идем к Кате. Прошу. Дружище. Давно не виделись. Потом я в командировку уезжаю. Потом свадьба. Потом ханимун. Когда еще погуляем?

Гриша. А что у Кати?

Саша. Таня день рождения празднует.

Гриша. Не хочу я видеть их всех!

Саша. Не пойдешь?

Гриша. Не пойду. (Встает)

Саша. Пока тогда.

Саша и Миша кивают головой в такт музыки.

Гриша. Подожди. (Протягивает руку Саше, улыбается). Дружище, поздравляю!

Саша. (Поднимается, обнимает Гришу) Спасибо, друг!

Гриша. Ну ты даешь!

Саша. Да я знаю.

Гриша. Как ты решился только…

Саша. Да… что-то вот.

Гриша. Ты молодец.

Саша. Спасибо.

Гриша. Ты мой герой теперь.

Миша. Родненькие мои!

Саша. Но я без вас никуда, готовьтесь быть подружками жениха…

Гриша. Береги себя.

Саша. Да не в армию же.

Миша. Да хоть в армию, хоть в ЗАГС — одна поебота. Эскапизм.

Саша и Гриша (Одновременно). Что?!

11.

В комнату входит мама Миши.

Мама Миши. Привет. Ребята, чем у вас здесь пахнет? Опять благовониями?

Миша. Опять.

Мама Миши. (Мише) Иди сюда, ты мне нужен.

Миша выходит. Саша крутит косяк и Гриша садится обратно.

Саша. Не ходи ты кеды свои дебильные покупать! Давай потусуемся напоследок.

Гриша. А че жениться-то решили?

Саша. В смысле?

Гриша. Ну че так не жилось?

Саша. Да… да… да почему нет? Надо же будет когда-нибудь. Почему не на Кате?

Гриша кивает в такт музыки, берет из рук Саши косяк. Затягивается.

Саша. Ну и еще она беременна.

Гриша кивает. Кивает. Кивает. Возвращается Миша.

Миша. Люблю маму. Денег дала. Забираем благовония и двигаем. Грих, ты с нами?

 

ОТРОЧЕСТВО
12.

Полина, Катя и Таня на кухне, ведут приготовления к вечеринке: делают бутерброды, режут салат и все такое прочее.

Полина. А я смелая уже такая, говорю, ну давай я приеду. А он говорит, не надо, у меня мама дома.

Катя. И что?

Полина. Ну это нормально?

Катя. Это нормально. У них два вектора интересов — «халява» и «экшен». Ты не под один не попала.

Полина. А это вообще реально, попасть?

Таня. А ты поспрашивай еще Катю, она со всеми язык общий найдет.

Катя. Есть два способа контакта с ними. Или ты мыслишь как они. Или ты — мать. Отстраненно любящая свое дитя. Следишь, чтоб не убился. Подкармливаешь. А так, хотят спать трое суток подряд — пускай, я найду, чем заняться. Хотят вершины покорять — пусть пиздуют с богом.

Таня. А я вижу ты, Катя, уже выбрала себе роль матери?

Катя. А вот и нет!

Полина. Я не помню последнего парня в своей жизни с твердым басом. А что это значит? Тестостерон весь у женщин. А зачем они такие сдались вообще? У него одно на уме — бухать, набухаться! Если ты бухаешь на халяву — ты король! Если ты вписал целую компанию набухаться на халяву — ты царь всех народов!

Таня. Некоторым нравится.

Полина. Не мне. Что в нем может нравиться?

Таня. Работает.

Полина. На выходных всегда в невменозе. Выходные равно невменоз. Между мной и невменозом — невменоз. Выходные же!

Таня. Талантливый, добрый, смешной.

Полина. Без друзей своих — никуда.

Таня. Родителей своих очень ценит, уважает.

Полина. С мамой живет! С мамой! С мамой! Я живу отдельно, а он с мамой живет!

Катя. Не печалься. Миша хороший мальчик.

Полина. А что мне делать с этим хорошим мальчиком?

Катя. Ну не всегда же он будет мальчиком.

Полина. Хороший мальчик. Встретить бы уже какого-нибудь мудака. А то все такие хорошие и не мои.

13.
Звонок в дверь, Катя и Таня идут встречать гостей. Входят Саша, Гриша и Миша.

Саша. Девочки, грустите?

Таня. Плачем от тоски.

Гриша. Привет, Катя.

Катя. Привет, Гриша. Давно не виделись.

Гриша отстраненно улыбается и молчит. Катя протягивает к нему руку. Гриша пожимает ее. Катя продолжает держать руку ладонью вверх.

Катя. У вас входной или с местами?

Гриша. У меня «вип».

Гриша отдает Кате в руки бутылку коньяка, лезет рукой в брюки в области паха, достает оттуда небольшой сверток в целлофановом пакете. Кладет в открытую ладонь Кати, та изображает брезгливость.

Катя. О! Прошу, проходите. (Мише) А вы?

Миша. У нас входные (Протягивает Кате бутылку вина.)

Катя. С входными — на кухню, помогать. Не кривись, кто-то же должен это делать. И бутылки неси.

Миша. Еще скажи картошку почисть… (Видит в кухне Полину) Здрасте…

Саша подходит к Кате, обнимает, целует.

Катя. Че так тормозили?

Саша (Показывает на Гришу). Вот этого уламывали придти.

Катя. Зачем?

Таня. (Обнимает Гришу) Спасибо, что пришел. Рада тебя видеть, соскучилась.

Гриша (Не смотрит на нее). Я тоже. Очень.

14.

Вечеринка.

В комнате.

Таня. (Грише) Сыра?

Гриша. Нет.

Таня. Яблочка?

Гриша. Нет.

Таня. Дудки?

Гриша. Нет.

Таня. Вина?

Гриша. Таня, может тебе налить?

Таня. Что-то же ты будешь, Гриша?

Гриша. Я ничего не буду.

Катя. Вон Саша тоже вечно ничего не хочет.

Гриша. Почему? Хочу. Лежать в лесу. Смотреть на небо.

Таня. Любишь природу?

Катя. Я тебя понимаю.

Гриша. Я ее уважаю.

Саша. А потому что здесь нечего хотеть.

Катя. Вот как, милый?

Миша. И я ничего не хочу. Давайте дунем и кто будет играть в «крокодила»?

Таня. О, наконец-то какое-то дело.

Саша. Я не могу играть в «крокодила». Шевелиться не могу.

Миша. «Контакт»?

Саша. Давайте. Все будут.

Гриша. Я не буду.

Таня. Почему?!

Саша. Все будут.

Гриша. Я не буду. Я буду лежать и смотреть.

Миша. Гриша будет в свою игру играть.

Саша. Называется «Гриша».

Таня. И как в нее играть, я тоже поиграю?

Гриша. В нее только я могу играть. Это одно из правил этой игры.

Таня. Так нечестно!

Саша. Пусть Гриша играет в «Гришу», все остальные в «Контакт».

Катя. Загадайте слово, кому не в лом.

Саша. Миша, давай.

Миша. Мне в лом.

Таня. Миша, ты предложил?

Миша. Саша.

Саша. Катя.

Катя. Я загадала.

Саша. Букву первую скажи.

Катя. «Р»

Миша. Ррррр!

Саша. ВШШШШ!!

Таня. МММММ!!

Катя. Мяу-мяу.

Миша. Вот и поиграли.

Саша. Это длинное такое у… кофты, например?

Гриша. Контакт, чувак. Раз…

Саша. Два…

Таня. Ты уже не играешь в «Гришу»?

Гриша. Играю, только отгадываю. Загадывать не буду.

Таня. Это уже какая-то другая игра.

Гриша. Это «гриша-2»

Таня. И много у тебя таких игр?

Катя. Это не рукав. Мальчики. Еще. Ну, на «Р»!

Миша. Я больше не знаю на «Р».

Саша. Я иду курить.

Таня. Ну вы даете. А играть?

Миша. Давайте уже поиграем в «Пей-тупей» и вечеринка состоится сама собой?

Полина. Я не знаю такой игры. И не хочу.

Миша. А я объясню тебе, дорогая. Каждый пишет на бумажке несколько заданий. Кукарекать, залезть под стол, выкинуться в окно. Бумажки перемешиваются в… шапке, да? Разливаются рюмки. Разбираются задания. По команде выпиваем и начинаем исполнять задания. Поверь, уже на третьем раунде это будет твоя любимая игра!

Катя выходит.

15.

Катя сидит на кухне, смотрит в одну точку. Приходит Гриша, потоптавшись, начинает открывать бутылку вина.

Катя. Налей мне.

Гриша. Нет, тебе нельзя.

Катя. Почему?

Гриша. Ты уже не молода.

Катя. Лей.

Гриша. Нельзя.

Катя смотрит на Гришу удивленно и внимательно.

Гриша. Мне Саша сказал о твоем положении. Поздравляю, че.

Катя. М… Спасибо.

Гриша. О чем задумалась?

Катя. Знаешь, когда слушаешь музыку одного исполнителя целыми днями, неделю, месяц, год, он становится членом семьи, а может роднее. Это от него поддержка и тепло. Это он — понимает и разделяет, заряжает. Это с ним ты делишь все свои часы, он ближе любовника.

Гриша. Хорошо сказала. На, выпей.

Катя. Тебя уже не заботит мое здоровье?

Гриша. А, я забыл.

Катя. Забыл…

В кухню заходят Саша и Миша в обнимку. Заметно, что Миша поддерживает Сашу.

Саша. Любимые мои. Мои самые любимые!

Катя. Любимый, ты уже хорош. (Вздыхает) Вся банда в сборе.

Саша. Про банду, парни. Я вспомнил, я вам расскажу. Сидели с Катей в кафе, и увидели из окна, как двое ребят, ну не знаю, им можно дать и семнадцать и двадцать, но вообще им могло быть легко и двадцать четыре, например. И эти двое ребят дрались с одним старпером.

Миша. И что?

Саша. Ничего. Они очень старались. И старперу досталось нормально. Но они как не махались, уложить его не смогли. Помяли всего. Но он их все равно — двоих! — скрутил. Они вставали и ложились, все равно лезли, а он их обратно отправлял.

Миша. А ты чего?

Саша. Сначала я подумал — наших бьют. Не то чтобы я вписался бы, но задумался, не позвать ли охранника, не вызвать ли полицию. А потом. Ну я посмотрел, и моя симпатия перешла на сторону того мужика. Понимаете, они лезли на него, в крови уже, у обоих одежда порвана, лезли и улыбались. Как идиоты какие-то. И я подумал, вот идиоты.

Миша. А за что они его побить пытались?

Саша. Я не знаю, мы с Катей смотреть начали уже когда они дрались. Она ткнула пальцем — ой, смотри, дерутся! И почему говорят, что мужчины любят драки? Катя обожает смотреть на дерущихся, всегда встанет и смотрит, как завороженная, на собак, на детей, на мужиков. Я пока смотрел, меня мутило. Да, Кать?

Миша. Богатыри не мы.

Катя. Гриша, а ты что задумался, сидишь?

Гриша. Я? А я накурился.

16.

Все ребята, кроме Кати, стоят на лестничной площадке, перед квартирой, курят.

Миша. Господа солдаты.

Саша. Воины.

Миша. Есть дело.

Таня. Я готова.

Миша. Поступила директива набухаться до опизденения!

Полина. Не все вернуться с поля боя…

Миша. Саша?

Саша. Я больше не могу.

Миша. Надо.

Саша. Я после прошлого раза завязал. И всю неделю держался.

Миша. Самое время развязать. То была рабочая неделя. Открываем уик-энд. Пятница-развратница!

Саша. Гриша? Поддерживаешь?

Гриша. Я?… Что же, коли нужно! Я сделаю это не хуже других.

17.

Гриша и Катя одни на кухне.

Гриша. Выпьем?

Катя. Ты опять забыл?

Гриша. Ты же сама просила — налей. Значит можно еще? Срок-то какой?

Катя. Да вообще-то не твое дело.

Гриша. Не моё, да…

Катя. Хотя вообще-то твоё.

Гриша. Вообще-то… хотя… моё, да. А что вам так не жилось, просто, вместе?

Катя. Порежь сыра.

Гриша. Да отъебись ты со своим сыром!

Катя. А что ты орешь!

Гриша. Ничего.

Катя. Сам отъебись!

Гриша. Жениться решили. Так старомодно.

Катя. Отойди, не шатайся здесь. Если сыр не будешь резать.

Гриша. Ну так и чья инициатива?

Катя. А что ты лезешь вообще? Уйди.

Гриша. Не уйду.

Катя. Теперь тебе появилось дело до чего-то, да?

Гриша. А что у вас любовь большая что ли?

Катя. Романтик что ли?

Гриша. На букву «Р».

Катя. Рррр, мяу-мяу.

Гриша. Так и что, кто кого любит?

Катя. Конечно он меня, и мне этого оказалось достаточно.

Гриша. А то… что… ты… любишь меня?

Катя. Взбесился что ли?

Гриша. Катя…

Катя. Гриша.

Гриша. Катя…

Катя. Гриша, съеби нахуй. Саша твой друг, имей совесть!

Гриша. Я че-то… соскучился.

Катя. Гриша, нахуй съеби. Всё.

Гриша. Катя…

Катя. И бухай меньше. И кури.

Гриша. Что, он лучше, да? У него такая богатая, знаменитая мама.

Катя. Идиот.

Гриша. Или что? Он молодец, он решил жениться. Или что? Он молодец, деньги зарабатывает.

Катя. Да, знаешь, приятно иметь возможность заплатить по счетам за квартиру. А не съезжать чуть что на другую, оставляя долги своей карме…

Гриша. А еще что?

Катя. Еще он выполняет обещанное!

Гриша. Этот?!

Катя. Этот.

Гриша. Научился, видать.

Катя. Повзрослел.

Гриша. А еще?

Катя. А еще он режет сыр, когда надо.

Гриша. А еще?

Катя. Целуется лучше тебя.

Гриша. Сука. А еще?

Катя. А еще он готов стать отцом твоего ребенка. Ребенок, знаешь? На букву «Р»!

В кухне появляется Миша. Хватает Гришу за руку, тянет за собой.

Миша. Григорий, можно вас. Вы мне необходимы!

Оба выходят из кухни.

18.

Миша и Гриша на лестничной площадке.

Миша. С девочками тухло. Есть тема запилить в баревичи сегодня. (Молчание) Что ты думаешь? (Молчание) Валим? (Молчание) Последний аргумент, для тех, кто в танке. (Миша разжимает кулак, у него на ладони шесть таблеток)

Гриша. А где Саша?

Миша. С нами, конечно. Валим?

Гриша. Куда?

Миша. КУДА?! Везде!

19.

Гриша входит в кухню.

Гриша. Катя, а чей ребенок?

Катя долго, раскатисто, показательно хохочет.

Гриша. Что мне делать?

Катя. Я тебе скажу что делать. Построй дом на берегу моря. И, может быть, я буду там с тобой жить.

В кухню входит Саша, его шатает, у него не фокусируется взгляд.

Катя. (Грише, глядя на Сашу) Ты раньше нравился мне очень. Теперь мне нравится другой.

Саша подходит к Кате и Грише. Берет Гришу под руку. Вспоминает что-то, целует Катю в щеку.

Саша. Не грусти!

Голос Миши Парни, я состарюсь вас ждать! И метро! Опаздываем!

20.

БАР UNO

Гриша и Миша стоят у стойки бара, разговаривают, перекрикивая музыку.

Миша. Мне здесь не нравится, плохая музыка. Уйдем?

Гриша. Народу-то. Повылезали все из своих нор. (Кивает в сторону незнакомого парня) Как ты думаешь, у него настоящий «ролекс»?

Миша. Как ты думаешь, он сам на него заработал? Смотри, мне кажется, или та девушка смотрит на меня?

Гриша. Уйдем отсюда. Здесь плохо. Найди Сашу.

 

 

БАР DOS

Гриша и Миша стоят у стойки бара, разговаривают, перекрикивая музыку.

Гриша. Уйдем, здесь очень плохая музыка.

Миша. Очень плохая. Смотри, как на меня та девушка смотрит. Как жаль, что я померился с Полиной. Зато я приеду к ней утром…днем, накурю ее, и у меня будет классный секс.

Гриша. Зачем ты учился на психолога?

Миша. Как?

Гриша. Зачем ты учился на психолога, чтобы сейчас работать в строительной фирме?

Миша. Психологи мало зарабатывают, а я хорошо. А что такое?

Гриша. Да меня бесит.

Миша. Ну почему она так смотрит на меня? Пойду, поговорю с ней.

Гриша. Нет, мы уходим. Где Саша?

 

 

БАР TRES

Гриша и Миша стоят у стойки бара, разговаривают, перекрикивая музыку.

Миша. Что-то музыка не очень, да? Я пойду потанцую… С той девушкой, которая на меня смотрит.

Гриша. Меня бесит!

Миша. Что?

Гриша. Посмотри на них! Ты видишь здесь хоть одну башку без капюшона или шапки?

Миша. Да они все пидорасы!

Гриша. А очки? Зачем таскаться все время в очках!

Миша. Ты сам все время таскаешься в очках!

Гриша. Посмотри на меня, на мне сейчас есть очки? Нет. Потому что здесь темно!

Миша. Они малолетки пафосные!

Гриша. Мой троюродный брат, а он младше меня на семь лет! Он мне сказал, что не любит очки, потому что любит при общении смотреть людям в глаза! А он младше меня! На семь лет!

Миша. Они все обдолбанные!

Гриша. Я тоже обдолбан!

Миша. Им стыдно за это!

Гриша. А мне нет!

Миша. А тебе нет.

Гриша. А где Саша?!

 

БАР DOS

Гриша и Миша стоят у стойки бара, разговаривают, перекрикивая музыку.

Миша. Ну что она так пялится на меня?

Гриша. Узоры.

Миша. Она что думает, я ее угощу, за красивые глаза?

Гриша. Узоры пошли.

Миша. У нее конечно очень красивые глаза…

Гриша. Красивые узоры.

Миша. Нет, ну как она пялится! Я правда так хорош, как она пялится?

Гриша. Ну ты… ты сейчас, да, очень красивый.

Миша. У тебя уже узоры?

Гриша. Где Саша?

Миша. Да, где Саша? Ну что она пялится? Саша, наверное, уже на танцполе убивается. Всё, я не смотрю на нее. А ты что? Ты вообще меня слушаешь?

 

 

БАР UNO

Миша, активно жестикулируя, рассказывает Грише что-то, стараясь перекричать музыку. Но Гриша не слышит даже музыки. Он слышит шум волн. Или деревьев. Шум то нарастает, то стихает, и тогда Гриша издалека слышит музыку, играющую в клубе. Постепенно, ему становится слышно и Мишу.

Миша. …И тогда я сказал «нет». Потому что главное — быть хорошим человеком.

Гриша. А я какой?… А я хороший?… Миша, почему ты не отвечаешь?

Миша молчит. Должно быть, настала его очередь слушать шум волн. Или деревьев.

Миша. Я задумался над определением. Что подразумевает хорошего человека. Чтобы ответить тебе.

Гриша. Так я хороший?

Миша. Да не переживай ты так! Если ты не хороший, ты всегда сможешь им стать! (Видит реакцию Гриши) А ты что думал? Вот ты халявщик! Ты даже человеком стать, и то не хочешь потрудиться! (Видит реакцию Гриши) Да ладно, что ты, я пошутил! Я гоню! Ты лучший, чувак!… Гриша?… Гриша, ты очень хороший!

Гриша (Валится на пол, отбивается от попыток Миши поднять его) Можно я буду собой?!

Миша. А что, может быть по-другому? Да ты загнался. Давай, пойдем! Здесь плохая музыка.

Гриша. Я заебался. Я уже готов умирать.

Миша. Нехило тебя нахлобучило.

Гриша. Можно я никем не буду? Я никем не хочу быть. Я не могу. Я для другого создан. У меня другая природа. И я. Че-то устал.

Миша. Да конечно, главное быть хорошим! А ты хороший!

Гриша. Ты прав, меня нахлобучило.

Миша. Главное…

Гриша. Я не хочу быть отцом.

Миша. Да как видишь, вместо тебя другие готовы…

Гриша и Миша. Где Саша?!

ИНТЕРВЬЮ.

Миша. Мне двадцать три, а в двадцать пять я собирался завести семью. Я ОЧЕНЬ ориентированный на семью. Семья — это важно, это главное. Но зачем мне сейчас женится на моей девушке, я и так могу с ней жить. Но жить негде, не с родителями же. Хотя родители наши хорошие и всё поймут. И вот и получается, что если женится — то только ради детей. Но заводить детей сейчас нереально, не потому что я не хочу, а потому что я реально понимаю, что дети сейчас — это роскошь. И я понимаю, что нихуя у меня сейчас не будет детей, потому что дети — это роскошь. Для детей нужна квартира, и вообще материальные условия. А у меня их нет, потому что я к этому еще не пришел. Потому что я еще не могу оставить свои представления о своей жизни. Я смотрю на своих одноклассников, однокурсников. Их в какой-то момент начинает прикалывать просто зарабатывать деньги. «Раньше я чего-то хотел, теперь я хочу квартиру». У всех кредиты за машины. Зачем тебе машина? Тебе правда есть куда на ней поехать? И не потому что ебанаты, не обвинять же их, но они сдались. Они знают тысячу способов заработать деньги, я смотрю на них, откуда такие умные люди? Я хотел бы быть обычным человеком. Есть необходимость чем-то заниматься. У меня есть все данные для всего, Господи, почему ты меня не одарил? А вся проблема в том, что я не могу быть один. Я бы мог быть социопатичным мудаком, но меня не греет мысль делать что-то для себя! Я хочу быть добрым. Что я делаю для этого? Я стараюсь подружить людей. Добрый — это не просто добренький. Это идеал. И это очень прикладная тема. Например, не обидеться на удар в лицо. В школе мне преподавали этику, мораль. Или как там, у меня очень плохая память на слова. Нас учили сервировать столы. Я что блять принц хуельский сервировать стол, поеду на банкет там прислуга будет сервировать стол. Нет, чтобы учить детей не плевать в лицо и не воровать линейки. Вот и получается — что ты хочешь — я сам не понимаю. Если бы все понимали — всё было бы хорошо. Пока не очень хорошо. Сделать семью, да. Ну это абстрактно. Ну и еще я хочу заниматься музыкой.

Гриша. Мы поколение страха. Я боюсь будущего. Глядя на наших родителей, я вижу, какое оно будет, и я его таким не хочу. А вдруг оно таким не будет — этого я тоже боюсь. И оттягиваю момент до последнего, все равно будет конец света, так я лучше повеселюсь. Я слишком нежен, чтоб терять, груб, чтобы удержать.

Мне двадцать шесть, степень моей свободы высока. Мне двадцать шесть, самое, что радует меня, что может привести в экстаз — это природа. Я боюсь жертвовать своей свободой, кроме нее у меня ничего нет. Я боюсь быть мужчиной, соответствовать стандартам мужчины, что входит в эти стандарты — зарабатывать деньги — это рутина, скучно. Так уж случилось, что больше всего на свете я люблю бухать. А зарабатывать и бухать на заработанные — это пошлость. Что я смогу дать своему сыну — ничего. Любовь к природе? Да ее не привьешь. Любовь к природе мне привили не мои родители.

Мы поколение интернета, мы слишком много знаем. У нас уже сложились примерные картины мира, проживать их в жизни — скукота. Неизведанное — это космос.

Я слаб, чтобы сказать — это мой дом, машина, женщина. Да мне все вот это и не нужно.

Самовыражаться — это интересно. Правда иногда мне кажется, мне нечего добавить этому миру, не потому что уже всё есть, а потому что я пуст. Скажете, комплексы и страхи? А иногда мне кажется, что все это просто не поймут, да и кому это надо.

Быть понятым, конечно, не самоцель. Но очень бы хотелось.

Быть кем-то нереально. Прикладывание усилий не стоит того. Быть собой? Вот я есть, и вам не нравлюсь. (Думает какое-то время, опустив глаза в пол) Я слишком много думаю о себе. (Вслушивается) Люди другие? Интересуют. Да они такие же, как я! А те, кто не такие же — не правы. Пусть умрут. (Смеется) Нет, пусть живут, конечно, мне-то что. Но мне до них, действительно, до лампочки. То есть мое детское любопытство по отношению к ним иссякло. Больные дети — это факт, коррумпированное государство — это факт, умирающие бабушки — это факт. (Вслушивается) Любовь? Любовь… Это больно.

Вопросов-то не много, ответы все вот так на поверхности. Все известно, давно очевидно. Знаю всё. А что я чувствую? А чувствовать я боюсь, вдруг всё окажется не так, как я знал?

Я на самом деле очень боюсь остаться никому не нужным. То есть так никогда не случится. Просто потому что не случится, так есть. Найдутся всегда кто-то, кому я буду нужен. Но если бы вдруг, это ощущение, что я… вдруг… никому не нужен… сразу жениться хочется. Наверное, это ощущение знакомо детям из детских домов, сиротам. Вот они умеют бороться. Потому что они нужны только самим себе.

(Вслушивается) В мире? Я бы хотел изменить только себя. Чтобы мне стало до чего-то по-настоящему дело. Чтобы мне захотелось умереть за что-то, за кого-то. Страхи. Да, страхи. Боюсь не понравится. Боюсь понравиться, создав не то впечатление. А че мне нравиться? Я обычный, я даже хуже многих. Боюсь оказаться лучше, чем есть. Боюсь соответствовать, начать оправдывать ожидания — это адская гонка. Боюсь не оправдать. Окажется, что все были правы. Да нет, я это переживу. Боюсь, что будет хорошо, пойду по улице, и меня убьют. В такие моменты умирать не жалко. Но почему-то хочется пожить. Хорошо же стало, наконец.

Вот буду собой — не понравлюсь никому — и все уйдут. Страшно.

Я боюсь одиночества. Один я ничего не смогу, ведь я ничего не умею. Я не умею жить.

Как-то все просто получается. Смысл жизни в том, чтобы ее прожить. В борьбе за свои права, за комфортные условия, за то, чтобы делать то, что я хочу. А я уже делаю то, что хочу. И если всё познал… познал смысл, в смысле… остается прочувствовать… и вот где… (Вслушивается) Вера? (Улыбается) «In trance we trust!»

Саша. Я живу на острове, в доме из бамбука и тростника, в круглой комнате, из которой нет выхода. У меня слишком много вещей, все они свалены в кучу, будто я переезжаю, но на самом деле я живу здесь давно, слишком долго, всегда. Костер в центре комнаты скоро потухнет, и что же делать? Все вещи в комнате, так или иначе, напоминают мне о прошлом, я буду разжигать ими огонь, они мне все равно не нужны. Мое желание покинуть мой дом достигает предела. И я представляю, что стою по ту сторону от бамбуковых стен, и этого оказывается достаточно — я оказываюсь снаружи. Я хожу по острову, я ищу материал для моего нового дома: заглядываюсь на огромные папоротники, повисаю на лианах, обнимаю пальмы, переворачиваю камни, но не нахожу — я не разбираюсь в материалах. Я иду на берег, выхожу на пляж, захожу в волны. Они отталкивают меня обратно, но я твердо решил — мне нужно в океан. Меня накрывает с головой, я ухожу под воду, но и под водой я вижу то же самое… Сосны. Верхушки сосен, сосны и мои друзья, повисшие на них. Кто-нибудь вырубите из меня мою личную сосну. Верхушки сосен сводят меня с ума. Я вижу только верхушки деревьев. Ползу сквозь дым. Никто никогда не должен узнать, как мне страшно решать. Это война, я просто не вижу врага. Поэтому… Я пошел на войну, не увидел врага, и…

Миша. И я сдал оружие.

Гриша. И я стал биться со всеми.

Саша. …И вернулся. Я не верю в Бога, но ходят слухи, что Бог верит в меня. А если так. Мне кажется, что бога два. Мне кажется, что они соревнуются. Мне кажется, что мой мыслительный процесс никто не останавливает, и значит, мне будет продолжать казаться. Мне кажется разумом этого не понять. (Грише) Если подумать, что Бог — это энергия и информация одновременно в точке встречи наших с тобой энергетических потоков то… это никак не изменит нашу жизнь. Я открываю глаза. Я у костра, вокруг друзья. Все в порядке.

Гриша. Я люблю тебя.

Саша. Ну да.

Миша. И я тебя люблю за это.

 

 

БАР UNO

Саша сидит на полу перед колонкой, из которой вовсю играет музыка. Миша с Гришей подходят к нему, тянут его за руки. Саша сопротивляется. Ребята оттаскивают его на пару метров. Саша хочет вернуться на свое место, но сил передвигаться нет, он просто сидит на полу.

(Разговаривая, перекрикивают музыку)

Миша. Саня, пойдем, всё!

Саша. Я не хочу!

Гриша. Что ты делаешь?!

Саша. Я слушаю музыку!

Гриша. Да тебе уши уже давно заложило!

Саша. Я слушаю ее кожей.

Гриша и Миша переглядываются, поднимают Сашу, почти несут под руки с танцпола.

 

ЮНОСТЬ.
21.

Пустая улица. Гриша, Миша и Саша сидят на скамейке. Раннее утро.

Миша. Вот это мы уработались.

Саша. Хорошо выступили.

Миша. Я за пивом. Кому.

Саша. (Поднимает руку) Я участвую.

Миша уходит.

22.

Гриша и Саша сидят на скамейке одни.

Гриша. Тебе не кажется, что коммуникация переоценена? Разве продуктивно мы время провели?

Саша. Тебя прет еще?

Гриша. Я понял ночью, почему мы все ведем такой образ жизни. Не можем без других людей. Вот почему лучше тусить, чем нет.

Саша. Гриша, мы такой образ жизни ведем, потому что мы гедонисты. Мы такой образ жизни… «ведем»… чтоб было хорошо. Нам.

Гриша. Я не помню, когда мне было в последний раз хорошо.

Саша. Бедный.

Гриша. Хотя, че я, помню. Мы сидели с двумя девочками. Хорошие такие девочки были. Я больше никогда их не видел. Мы так смеялись. Так ржали. Одна особенно так смеялась, и всё стеснялась что ли, что ей так смешно. И другая… Прикольные короче.

Саша. А че вы ржали-то?

Гриша. Да просто так! Вот просто весело нам было.

Саша. Это не с Катей?

Гриша. Да нет же, говорю, я больше их никогда не видел… Честно.

Саша. А мы с сестрой так смеялись раньше. В детстве.

Гриша. Я и забыл, что у тебя сестра есть.

Саша. Я сам забыл. С сестрой все было само собой. Мне с ней единственной интересно было. Прости, конечно. Как-то само все получалось. Я как-то рядом с ней был. Ну как тебе сказать.

Гриша. Да я понимаю.

Саша. Нет, дай я тебе объясню… С одной стороны она такой ангел была, что надо было соответствовать. А когда она уехала… Ну и как бы чему теперь соответствовать?

Гриша. Мне всегда было интересно, почему твой отец забрал с собой её?

Саша. Да вроде логично. Я маме остался. В помощь ей рос. (Пауза) Вырос.

Гриша. Часто с сестрой общаешься?

Саша. Ну что значит часто. Каждый день может быть. По телефону. Но не видимся вообще. А мне кажется. Может быть. Я визуал.

Гриша. Я вижусь с отцом как по часам. Каждые пол года. Когда он приезжает визу продлевать.

Саша. А к нему переехать? Или он не предлагает?

Гриша. Я не хочу.

Саша. Сказать тебе по собственному опыту? Когда-нибудь тебе станет похуй.

Гриша. Я очень жду этого момента.

Из магазина возвращается Миша.

Миша. Я кошелек в баре проебал.

Гриша. В каком из?

Миша. Мелочи на одну бутылку хватило.

Саша. Я пошел к жене.

Миша. Нашел чем хвастаться! Мне кстати с тобой нужно. Если ты в командировку — я беру в аренду твой велик.

Миша отдает бутылку Грише. Жмет ему руку. Саша обнимает Гришу.

Миша. Пока, братец.

Гриша. Клубничные поля навсегда.

Миша и Саша уходят.

23.

Гриша открывает пиво. Выпивает в один глоток. Сидит, ждет отрыжки. Отрыжка не приходит. Гриша встает, уходит. Через какое-то время возвращается со второй бутылкой. Садится на скамейку, с другой стороны к нему подсаживается старушка. Забирает оставленную Гришей пустую бутылку.

Старушка Сынок, дай мелочь?

Гриша. (Протягивает деньги) Нате.

Гриша открывает бутылку пива.

Гриша. Э-эх. Гуляй рванина!!!

Старушка. Чаго?

Гриша. Ничего, бабуля! Нет ниче!…

Гриша выпивает и вторую бутылку залпом. Отдает старушке.

Гриша. Вот теперь меня попустит. Да, бабуся? (Подвигается ближе) А вам не кажется, что коммуникация переоценена? (Раздается звонок мобильного, Гриша лезет в карман, смотрит на экран телефона) А, хреновина с морковиной!… (Старушке) Это я не вам. (В трубку) Алё, Кристи? Девочка моя…

Гриша внезапно вскакивает и убегает.

24.

Детский дом. Гриша сидит перед свежеокрашенной стеной. Курит и любуется результатом.

К нему подходит Кристина, ведет за руку мальчиков — один помладше (примерно десять лет), второй постарше (примерно тринадцать лет). (Когда мальчики говорят, они растягивают слова)

Кристина. (Мальчикам) Вот с этим дядей вы хотели поговорить?

Мальчик 1 и Мальчик 2 (Хором) Да-а!

Кристина. (Грише) Пообщаешься?

Кристина отпускает руки мальчиков, поворачивается, собирается уходить.

Гриша. (Мальчикам) Привет. Кристина? Кристина, подожди. (Обгоняет её) Кристина, я все покрасил. Кристина. Хватит дуться. Ну, я же успел? Я же успел, Кристин?

Кристина. Почти не успел.

Гриша. Да, я милиметровщик.

Кристина. Мы опоздали из-за тебя…

Гриша. Всё, я понял. (Думает) Я должен сказать… извини?

Кристина. Иди, поговори с ними, ребята так хотели тебя видеть.

Гриша. Они так выросли с прошлого раза!

Кристина. Ты был здесь полгода назад!

Гриша. Не, пол года назад я еще не работал у твоего папы.

Кристина. И, слава богу, уже не работаешь.

Гриша. Почему «слава богу»?… А?… Мы все равно сможем видеться.

Кристина. На футболке пятна.

Гриша снимает футболку. Выворачивает наизнанку. Одевает.

Кристина. И от тебя пахнет, знаешь чем?

Гриша. Кристин, ты мне мама? Или папа? Ты младше меня, а такая зануда!

Кристина разворачивается и уходит.

25.

Мальчики послушно дожидаются Гришу в стороне. Когда Гриша подходит Мальчик 1. берет его за руку.

Мальчик 1. Почему вы к нам так долго не приезжали? Приезжайте к нам еще!

Мальчик 2. Приезжайте еще!

Гриша. Ну… Как дела?

Мальчик 1. Научите нас драться?

Гриша. А зачем тебе? Тебя бьют?

Мальчик 2. Мы сами! Всех хотим!

Мальчики весело смеются, Гриша задумывается.

Гриша. А тебе нравятся бейсболки? Хотел бы себе?

Мальчик 1. Что?

Гриша. Ну кепка такая, шапка, смотри! (Достает из кармана подаренную отчимом бейсболку, расправляет, крутит в руке) Смотрите какая!

У мальчиков горят глаза.

Мальчик 1. Это ваша такая?

Гриша. Это теперь твоя, бери если нравится. Она модная щас. И вообще, стильная вещь. Хорошая. Если у тебя нет, бери, не бойся, че ты? Я все равно не ношу.

Мальчик 2. Почему?

Гриша напряженно смотрит на второго мальчика.

Гриша. А мне не нравятся открытые.

Мальчики удивленно смотрят на Гришу.

Гриша. Мне не нравятся такие, вот здесь, сзади, видите? Вот такие, открытые — мне не нравятся!… На застежке — не нравятся!… Как бы вам объяснить? Мне… лично… Блин! Мне такая не нравится, понимаете? Ну не нравится мне! Нет, ну мне все нравится, меня все устраивает, все нормально, понимаете? Ну, и работы сейчас нет — будет, и деньги — вещь приходящая, и с друзьями недопонимание — хрен с ними, и с Катей… все нормально, это жизнь, понимаете, все наладится, исправится само собой, но… Вот бейсболка эта, она мне нравится, и цвет, и козырек, но я не люблю закрытые, не люблю со снэпбэком, мне «59 фифти» больше нравится, а эти не нравятся, зачем мне носить то, что мне не нравится? То есть, нет, она хорошая, эта бейсболка, все как надо и цвет, и «элэй», но не люблю я на застежках, они хуже сидят, не так!… Ну то есть вам будет хорошо, как раз по голове подогнать, но мне-то она зачем? Да нет, просто она отличная, мне ее отчим привез, и он хороший мужик, он нормально ко мне относится, и хотел как лучше, я все понимаю, но они все время хотят как лучше, а получается как всегда! И я не понимаю, неужели, нельзя сделать так, как надо один раз? Ведь они еще обижаются, мол все для тебя делаем, а ты нос воротишь, а мне просто не понятно, ну что я виноват, что мне закрытые нравятся, а открытые я никогда в жизни не одену, потому что мне не нравится… Ну зачем заставлять? Делать насильно счастливым?… (Пауза) В общем, держи.

Мальчик 1. Спаси-ибо. (Мальчик берет бейсболку, разглядывает ремешок, открывает и закрывает туда-сюда)

Гриша. Да она хорошая, одевай.

Мальчик 2. А драться научите?

Гриша. Драться?

Мальчик 2. Вам нравится фильм «Бойцовский клуб»?

Гриша. (Вздыхает) Нравился.

Мальчик 2. Научите нас драться как там!

Гриша. Да я сам толком не умею драться.

Мальчик 2. Почему?

Гриша. Не нужно было. И я по-моему боли боюсь.

Мальчик 2. Почему?

Гриша. Вообще, хотите драться научиться — надо идти в специальные секции, кружки… Дзюдо, тхэквондо.

Мальчик 1. Что?

Гриша. Каратэ.

Мальчик 2. А вы ходили?

Гриша. Я нет.

Мальчик 2. Почему?

Гриша. Не до этого было. Не тем занимался. И качков как бы всегда призирал.

Мальчики удивленно слушают.

Гриша. Я музыку всегда любил. Любите музыку?

Мальчики (Хором). Даа-а!

Гриша. Молодцы. …Ну давайте представим, что я умею драться. Эта. (Мальчику 2) Ставь блок. Вот так. (Показывает рукой) Другой бей мне в ладонь. Бей еще.

26.

Гриша и Кристина крадучись входят в квартиру к Кристине. Слышат в квартире шум.

Кристина. Ба-лин! Папа дома!

Гриша. Пойдем, поздороваемся.

Кристина. Гриша, не надо!

Гриша заходит на кухню. Павел Иванович сидит за столом, одет по-домашнему, пьет пиво. На столе — вареные креветки в кастрюле. На полу, рядом со столом — пустые бутылки из-под пива.

Гриша. (Улыбается) О-о! Павел Иванович! Я вижу у вас суббота?

Павел Иванович. Давно не виделись.

Гриша. Здрасте.

Гриша протягивает руку для приветствия. Павел Иванович не двигается.

Павел Иванович. Сядь.

Кристина. Папа?

Гриша садится напротив Павла Ивановича.

Павел Иванович. Че ты сюда ходишь? Ты на Кристьке жениться собираешься?

Кристина. Пап, ты нормальный вообще?

Павел Иванович. Выйди нахрен отсюда.

Кристина. Пап, ну ты нормальный вообще, а? Ну как так можно?

Павел Иванович. Ты как с отцом разговариваешь?! Ты мне подготовила отчёты?! Где?! Принеси, положи!!!

Кристина выходит.

Павел Иванович. Так и че?

Гриша. Собираюсь.

Павел Иванович. Так и когда?

Входит Кристина.

Кристина. Папочка, ты не дави только.

Павел Иванович. Подожди. За дверью подожди, там.

Кристина. Не усердствуй, че ты его пугаешь?

Павел Иванович. Напугаешь вас. Он же может просидеть целый день в наушниках, ты же целый день сидишь в наушниках, сколько тебе лет?

Гриша. Двадцать шесть.

Павел Иванович. У меня в твои годы уже двое детей было! И две работы, сука! Ты че молчишь? Ты хоть каким-то идеалам соответствуешь?

Гриша. Идеалам вашей дочери.

Павел Иванович. Иди сюда.

Павел Иванович вскакивает со стула, хватает Гришу за грудки. Гришина футболка рвется. Гриша толкает Павла Ивановича. Тот, падая, садится обратно на стул.

Гриша. У меня нет конфликта, поняли, нет у меня конфликта с собой! Что вы мне навязываете свои ценности гребанные?

Павел Иванович. (Кристине) Ты видела?… (Грише) Вот ты!… А выглядишь хилятиком… Сядь… Сядь… Сядь!… Давай, рестлер!

Павел Иванович ставит руку на локоть перед Гришей, приглашая побороться. Гриша думает, затем садиться, ставит руку так же. Они борются.

Павел Иванович. Во даёт! Смотри, Кристина! Во даёт! Почти! Почти…

Павел Иванович побеждает. Оба убирают руки со стола. Павел Иванович встает и бьет Гришу кулаком в лицо. Гриша падает на пол.

Кристина. (Визжит) Паааа-пааааааа!!!!!

Павел Иванович переступает через Гришу и идет к выходу. Останавливается перед Кристиной, трясет ее за плечи.

Павел Иванович. Не нравитесь вы мне!!!

27.

Улица. Гриша сидит на скамейке рядом с Кристиной и смеется. Молча. Иногда шмыгает носом.

Кристина. Не будем больше встречаться.

Гриша. Кристина, деточка, да даже если бы твой папа мне вашу контору в приданое пообещал, я бы к тебе пальцем не притронулся! Ты посмотри, как ты выглядишь! Как ты накрашена! Ты носишь высокие «данксы», девочки не носят высокие «данксы»! На липучках, блять! Ты что — скейтер?

Кристина. Но ты же носишь!

Гриша. Так это из-за меня?!

К ним подходит Саша.

Саша. Привет, что делаете?

Гриша. Сидим. А ты?

Саша. С Михой договорились, сейчас сюда придет…

Гриша. То не можем встретиться, то не можем расстаться.

Саша. Музыка нас связала…

Гриша. Тайною нашей стала… Кристина, а Саша женится на моей любви!

Кристина встает со скамейки, Саша разворачивается, оба уходят в разные стороны от Гриши.

Гриша ложится на скамейку. Блаженно закидывает руки за голову. Засыпает.

28.

Гриша открывает глаза. Над ним стоит Саша.

Гриша. Мне приснилось, что отчим от нас ушел.

Саша. Иди домой уже.

Гриша. Не хочу. Вдруг сон вещий.

Саша. А что футболка порванная?

Гриша. Это я с Павлом Ивановичем подрался! Исполнил мечту всех наших с работы.

Саша. А на кедах что?

Гриша. Кровь. Из носа накапало.

Саша. Это Павел Иванович исполнил мечту… Я шучу. Не обижайся.

Гриша. Да я не обижаюсь. Просто вспомнил, что кеды не купил.

Саша. Иди домой лучше. Посмотри на себя.

Гриша. Где упал — там и дом. Ты что забыл?

Саша. Да.

Гриша. Что да? А «Праздник — там, где мы» забыл?

Саша. Да… Гриша?

Гриша. Я тогда прогнал, про то, когда мне последний раз хорошо было. Мне действительно с Катей было хорошо.

Саша. Гриша, да ладно.

Гриша. И тогда мы с Катей ржали. Над тобой. Но, по-моему, она пиздит, что беременна. Так что подумай хорошенько, жениться на лгунье…

Саша. Гриша?

Гриша. Надо за кедами идти. Хотя кровавые мои мне теперь нравятся. Боевые. (Пауза.) Если на луне есть дыры — то они есть и во мне…

Саша. Гриха?

Гриша. Че?

Саша. Я больше не хочу никуда. Я хочу здесь.

Гриша. Правда?

Саша. Да.

Гриша. Ты щас о чем?

Саша. Я о нас.

Гриша. Нас больше нет, хочешь сказать?

Саша.  Ч…что?

Гриша. Чувак, ты спекся.

Саша. У меня появились планы.

Гриша. Ты спекся, милый друг.

Саша. Я влюблен.

Гриша. Дружочек.

Саша. У меня будет ребенок.

Гриша. Все из-за бабы ты хочешь сказать?

Саша. Даже она не поверила бы, если б я такое сказал!

Гриша и Саша дружно смеются.

Саша. Всё из-за тебя.

Гриша и Саша сидят молча какое-то время. Гриша достает телефон, звонит. Во время разговора Саша медленно встает и уходит. Гриша провожает его взглядом.

Гриша. Алё, мам…. Да я как раз звоню, чтобы сказать, что всё хорошо… да, с ребятами был… Да всё хорошо!… Что мы могли делать? Как всегда… Я не шляюсь!… А днем я был в детском доме, времени не было позвонить, всё с детьми… Хоть бы похвалила… Что?… Кто приехал?… Что?… Что?… Да я не слышу, кто ты, говоришь, приехал?… Да почему ты его отцом называешь, он мне не отец!… Что?… Что?… (Гриша громко истерично, смеется) Да нет, ты так смешно сказала просто. Настоящий. «НАСТОЯЩИЙ» отец, смешно. Да… Я приду, конечно… А на сколько он приехал?… А че он у нас так быстро делает?… Наверное? Я тоже наверное соскучился… Да иду я быстрей… А где Володя?… Мне просто сон такой приснился… Поговорить хочет?… ПРЯМ СЕЙЧАС?!… Я не готов, что-то плохо слышу, что-то голова… Привет… Привет, говорю… Привет, говорю, папа… Я не молчу… Я не молчу, нормально дела…. Да, я сейчас приду…Я понял, папа. Пап?… Пап?… Ты? Мне? Привез?… Ага… Спасибо, говорю! Люблю бейсболки… Не знал какой у меня размер ноги — ты издеваешься? Уже десять лет как сорок второй!… У меня прекрасное настроение, мне сегодня по морде врезали чуть ли не в первый раз в жизни!… Папа! Мне не десять лет, чтоб вы мне кепки возили, сволочи!

Гриша отдает трубку проходящей мимо той же самой старушке.

29.

К Грише подъезжает на велосипеде Миша.

Миша. Ты что тут? А где Саша?

Гриша. А что такое?

Миша. Я ему велик должен отдать. Мне из Академии приглашение пришло. Всё. Лечу на собеседование.

Гриша. Так быстро?

Миша. В смысле, быстро? Я может этого всю жизнь ждал. Сейчас вся официальная волокита еще будет. Но неофициально. Мне декан факультета письмо прислал — бюджетное место меня ждет.

Молчат.

Миша. А у тебя что нового?

Гриша. Кеды. Скоро будут. (Встает со скамейки, идет)

Миша. Опять! Еще не купил?

Гриша. Пойдешь со мной?

Миша. Не. Пока.

Гриша. Пойдем, пошляемся!

Миша. Да мне некогда.

Гриша. Шопинг, все дела? Пожалуйста. Пожалуйста.

Миша. (Идет за ним) Не-е, Грих… Ну ладно! Только… Не иди туда. Там очень много народу. Я объезжал.

Гриша. Я тут Саше нагнал пиздеца обидного, что мы якобы с Катей смеялись над ним. А это вообще не Катя была… Катя мне вообще не нравится уже…

Миша. А че ты мне это рассказываешь? Да куда тебя несет прямо в толпу, поворачивай!

Гриша. А что там?

Миша. Сегодня тридцать первое? «Марш несогласных», наверное… Давай другой стороной обойдем… Гриша, тормози, ты самый несогласный что ли?

Гриша. Я чувствую себя очень несогласным сегодня.

Миша. Ладно, хватит, стой!… Я туда не пойду… Гриха, слышишь, шопинг, все дела?

Гриша. Погоди, дай посмотреть. Смотри, как народ месят. И упаковывают.

Миша. Гриша, мне послезавтра улетать…

30.

Миша и Гриша оказываются в толпе. Прямо перед ними один из ОМОНовцев хватает за волосы женщину, та вырывается, происходит борьба.

Женщина. ПОЗОР!!! ПОЗОР!!!

Миша кладет велосипед на землю, достает телефон, снимает происходящее на видео.

ОМОНовец № 1. (Мише) Ты что делаешь, сука?!

Миша. Смотри себя завтра на ютьюбе!

ОМОНовец № 1 отпускает женщину. Миша разворачивается, пытается убежать от него, получает дубинкой по голове от ОМОНовца № 2. Миша падает без сознания. Оба ОМОНовца поднимают Мишу за руки и за ноги, несут к автобусу, в который их коллеги запихивают остальных «несогласных».

Гриша наблюдает за этой сценой какое-то время. Затем он наклоняется и поднимает велосипед. Автобус, в который отнесли Мишу, уже полон, и собирается отъезжать. Гриша садится на велосипед, разгоняется и врезается в автобус.

Июль, 2011
КОНЕЦ