Седьмой фестиваль (2011) » Пресса

Александра Дунаева. Гарантии надежнее денег
1

Вот уже семь лет последний месяц зимы неизменно начинается с посвящения драматургу, поэту, Человеку — Александру Моисеевичу Володину. Семь лет — солидный срок по меркам нашей торопливой жизни. За это время с дистанции сошло немало фестивалей и культурных проектов, подкрепленных гораздо более серьезными деньгами, связями и другими гарантиями. Но «Вечера» живут, не теряя свежести звучания, не переставая удивлять даже самых давних своих поклонников. Живут, потому что их гарантия надежнее денег. Это культурная память и трепетная любовь к слову, искренность и порядочность, бесконечная вера в человека — словом, тот заряд, который несет в себе творчество Володина и которого, сознательно или нет, мы все ждем от театра.

Нынешние «Пять вечеров» вышли концептуальными. Тема их, «Володин и володинское», продолжает традицию, заложенную на втором фестивале, с той разницей, что программу этого года собирала в основном молодая часть оргкомитета, студенты арт-директора и «мамы» фестиваля Марины Дмитревской. Интересен ли новому поколению Володин? В чем видят «володинское» молодые питерские театралы, и совпадет ли их видение с мнением зрителя? Наконец, каким путем они пойдут в своих поисках? Вопросов было много, и все — жизненно важные для фестиваля. В итоге программа получила колоссальный разброс, как географический (от Москвы до Иркутской области), так и возрастной (от студенческих спектаклей до зрелых работ солидных театров), и подарила несколько неожиданных открытий.

Пожалуй, наименее приятное из них состояло в том, что петербургские спектакли оказались самой слабой частью фестивальной программы: пока это, скорее, work in progress, чем новое прочтение. Питер был представлен «Старшим сыном» недавно возникшего Театра «Мастерская» под руководством Григория Козлова и «Блондинкой» Екатерины Максимовой (Лаборатория ON.Театр). Вчерашние студенты, молодые артисты «Мастерской», показали удивительно светлый, уютный спектакль о том, как трудно, но возможно людям найти дорожку друг к другу. Центральным сценографическим образом стала деревянная доска, переброшенная через воображаемую лужу, а скорее — через пропасть, разделяющую героев. Спектакль открывает много новых имен — это и Евгений Шумейко, сыгравший смертельно влюбленного Васеньку, и обольстительный Арсений Семенов в роли Сильвы, и «фильштинец» Владимир Карпов, сделавший своего Соседа истинным поэтом. Но одновременно спектакль не дает самого главного — центрального драматического героя, вокруг которого могла бы сложиться пьеса. Им не стал ни добродушный простачок Сарафанов в исполнении Алексея Ведерникова, ни Бусыгин Михаила Касапова. Все действие свелось к лирическому высказыванию молодых артистов, их «поклону» родителям и дедам.

В спектакле «Блондинка» Ирина Натальи Бурмистровой и вовсе затерялась в условной сценографии Сергея Лавора. Ее полеты на подвешенном в середине сцены канате, задуманные, видимо, как символ порыва неприкаянной души, свелись к тяжелому, а оттого бессмысленному болтанию из угла в угол, от матери к Мише, от Миши к Льву, от Льва, обратно, к матери… Кажется, молодой петербургский театр остро чувствует присутствие володинского героя в современном контексте, но не может пока нащупать его.

Впрочем, петербургский акцент нынешние «Вечера» все же обрели. Но не в володинском репертуаре, а в поэтическом моноспектакле «Видимая сторона жизни» по произведениям Елены Шварц, созданном петербуржцами Борисом Павловичем и Яной Савицкой в Кирове. Тонкий знаток поэзии Шварц, Павлович соткал из ее «трудных» стихов и мемуаров удивительный театральный сюжет — о невидимой стороне жизни, о петербургском Поэте и его уходе.

Другим открытием фестиваля стала серия московских спектаклей. Не имеющие прямого отношения к Володину, все они оказались созвучны его лирике, его поискам человеческого тепла в окружающем атомизированном мире. Выпускники мастерской Олега Кудряшова станцевали «Печальную историю одной пары» — будто прокричали володинское «С любимыми не расставайтесь!» В «Ежике и медвежонке» Сигрид Стрем Рейбо (Центр имени Вс. Мейерхольда) и спектакле «Почти взаправду» Екатерины Половцевой (РАМТ) звери заговорили человеческим языком, чтобы рассказать про одиночество и неизбывную тоску по родственной душе. «Река» Алексея Паперного и его «Мастерской» принесла на своих «водах» почти забытый петербуржцами театральный лубок с его душевными песнями, бестолковыми и милыми героями, наивным авторским дискурсом.

Но все же главным сюрпризом прошедших «Пяти вечеров» стал театр провинции. Спектакль кудымкарского Драматического театра имени Горького «Уйди-уйди» по пьесе Н. Коляды (режиссер Станислав Мещангин) и приехавшая из городка Черемхово Иркутской области «Фабричная девчонка» (режиссер Татьяна Уфимцева) в очередной раз доказали, что провинциального искусства не бывает — бывает провинциальное сознание. И дело прежде всего в человеческих типах, давно, кажется, потерянных столичными театрами, в правдивом и точном бытописании, из которого по законам володинской драматургии рождается высокая лирика человеческого бытия.

Фестиваль закончился, выполнив свои обещания: свез со всей России последние постановки по Володину, устроил первые читки новых пьес, позвал гостей на студенческие «квартирники», поразмышлял над проблемой «володинского» в современном театре, помянул Александра Моисеевича и даже напоил всех желающих портвейном, налитым руками милой сердцу буфетчицы Клавы прямо в фойе БТК. Молодежный импульс прошедшего фестиваля породил новые амбициозные планы. Многолетний успех «Вечеров» петербургские чиновники относят и к себе (что отчасти справедливо), и в связи с этим поговаривают о «штурме» Москвы. Впрочем, это уже история следующего года.